Денис Четырбок: Настало время открытости депутатов перед народом

Как обеспечить выпускников ВУЗов работой, почему прогулки по крышам должны быть легальными и как наладить связь между избирателями и депутатами.

- Денис, расскажите, чем сейчас занимаются депутаты?

- Депутат – это прежде всего представитель. Представитель части населения, жителей Санкт-Петербурга, которые выбирали этого депутата. Непосредственно я работаю на территории Кировского и частично Красносельского района. Это мои избиратели, это те люди, которым я должен помогать. И должен не в силу того, что меня обязывает закон или наш городской  устав, а в силу того, что есть внутренняя потребность помочь, улучшить, усовершенствовать. Я могу сказать, что депутат занимается всем, начиная от консультаций, как найти потерявшуюся кошку, заканчивая вопросами законотворческими. Мы создаем городские законы – в любой абсолютно области: от социальной политики до административных правонарушений.

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Дениса Четырбока смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

- Сколько людей приходит на прием в неделю?

- Помимо обычных приемов, в летний период мы ведем так называемые выездные приемы по своему району. На свежем воздухе. Раскладной столик, четыре стула, юрист, я, помощники. За неделю к нам приходит в среднем человек пятьдесят. Это достаточно много. Вопросы у всех абсолютно разные. В рамках своей предвыборной программы я анонсировал открытие не просто приемной депутата, где вы оставляете обращение, а через тридцать дней вам, возможно, приходит какой-то ответ. Мы работаем в рамках юридического центра консультирования, поскольку я сам юрист, и вся моя команда – это молодые, но уже опытные юристы, которые хотят помочь, которые хотят двигаться вперед. Это активные люди с активной позицией. И мы проводим как консультации, так и подготовку некоторых документов, необходимых людям, например, для того, чтобы они могли обратиться в суд. Но мы не занимаемся судебным представительством, а доводим дело именно до подготовки документов.

- То есть, чтобы человек понимал, как он будет защищать свои права?

- Точно. И мы еще на предвыборной стадии кампании столкнулись с тем, что люди зачастую не ориентируются в хитросплетениях государственных органов, полугосударственных органов, многофункциональных центров. Они не знают, куда идти с конкретной проблемой. И в этом мы видим пробел в правовом просвещении, который должен быть восполнен в максимально короткие сроки. Я так полагаю, начинать нужно со школьного образования.

- Вы ведете, в том числе, работу с молодежью. Молодые ребята способны стать послами правового просвещения?

- Я уверен, что способны. Более того, у нас очень активная молодежь. Это молодежь, которая не пытается быть в протесте, а которая пытается что-то сделать и донести до чиновников, до тех же депутатов то, как они хотели бы видеть будущее нашего города.

- А чего они хотят, по вашему опыту?

- Они хотят реализоваться. На приемы приходят не только пожилые люди и люди средних лет, но и молодые ребята. И все их обращения я бы разделил на две группы. Первая – это содействие в трудоустройстве. Они хотят работать, хотят показать себя, хотят попробовать себя в чем-то действительно ответственном. И вторая группа вопросов, с которыми они приходят, – это получить содействие в реализации их проекта. Они видят, что есть общественная неурегулированность в каких-то вопросах или что определенная часть людей нуждается в какой-то помощи. У них есть идея, у них есть проект, но у них нет финансирования, нет возможности как-то информационно зарядить других ребят на это дело. И они приходят к депутату и просят на базе депутатской приемной организовать этот проект. Например, собрать тех же тимуровцев, или что-то в этом роде. Мы назвали один такой проект «Неделя добрых дел». Недавно мы с молодыми ребятами в районе навещали одиноко проживающих пожилых людей, до которых не доходят социальные работники. Просто провели с ними один день. Поверьте, впечатлений было много как у пожилых людей, так и у ребят.

- А дальше какую-то поддержку оказываете проектам?

- Когда как. Когда есть возможность и ресурсы, естественно, мы это делаем. Когда таких проектов становится очень много, приходится выбирать, поскольку мы сторонники браться за дело и доводить его до конца, а не так, чтобы набрать очень много в охапку и по пути что-нибудь растерять.

- Молодежная коллегия принимает участие в локальных проектах?

- Да. Именно они и реализуют тот проект, о котором я говорил. И именно эти ребята уже предложили законодательную инициативу по квотированию рабочих мест для молодежи, и эта инициатива сейчас находится на рассмотрении в первом чтении. Она заключается в том, чтобы на предприятиях предусмотреть обязательно квоту для молодых специалистов. Ведь сейчас зачастую работодатель хочет и молодого-энергичного специалиста, и с огромным опытом. Тем самым мы вынуждаем молодых ребят идти вместо лекций за опытом и стажем. Прогуливать лекции и зарабатывать этот опыт в каких-то организациях в ущерб учебе. И на выходе мы получаем недостаточно теоретически подготовленного специалиста, слегка испорченного практикой, формальным опытом. Мы не добиваемся ни одной из целей. Так вот наша задача – сделать так, чтобы работодатель был обязан принять на работу выпускника ВУЗа на ту или иную должность, он сам определит, какую. Но такая квота должна быть. Если она будет, то ребята могут гарантированно знать, что после выпуска они по специальности отправятся работать. И уже там, на базе своих теоретических знаний, получать необходимую практику и опыт.

- Сами предприятия обращаются с какими-то инициативами? Им же тоже хочется набирать людей, которые хотят учиться. Многие даже готовы обучать их по факту приема на работу.

- Это характерно для технических специальностей. Не секрет, что на рынке труда очень большой удельный вес сейчас в гуманитарной сфере – экономисты, юристы, логисты и так далее. Работая с гуманитариями, работодатели не всегда стремятся обучать. Им гораздо проще, вступив в сговор со всеми остальными работодателями, загнать ребят с лекций на предприятия. Им можно и платить меньше – они без образования. Понимаете, сколько выгод для работодателя? Но какой ущерб для молодых ребят, поскольку они не понимают, зачем тогда им учиться, если можно сразу было пойти работать. Как раньше, многие после войны, не закончив школу, сразу отправлялись на предприятия и так и продолжали работать всю жизнь. Сейчас другое время, сейчас в цене именно квалификация и хорошие кадры. Выражение «кадры решают все» достаточно верное. И я не слышал еще ни в одной из отраслей, чтобы не было бы проблем с профессиональными кадрами. Ощущается острая нехватка профессионалов. Люди есть, профессионалов мало.

- То есть, по большому счету, это был бы такой общественный контроль работодателей?

- Да, именно так. Мы не можем требовать от выпускника хороших знаний, если заведомо допускаем его необучение. И в этом капкан. Мы вновь и вновь, из года в год попадаем в этот капкан, попадаем, попадаем.

- Вы – председатель комитета по законодательству. Давайте поговорим о проблематике более масштабной и актуальной. Как ситуация с Медным Всадником, допустим.

- Да, вопиющий случай, который произошел в нашем городе совсем недавно и заставил нас задуматься о соответствии виновности и предусмотренного наказания. Этого рода вопросы занимают порядка 20% от всего объема нашей законотворческой деятельности. Поскольку на 80% она плановая, не хаотичная. Она должна быть системной, равномерно рассчитанной, ведь закон – это наивысший акт, который регулирует деятельность абсолютно всех жителей нашего города и гостей города, которые сюда приезжают. Но, конечно, такие отдельные социально значимые острые вопросы тоже врываются в этот ритм. Пожаришь шашлык на памятнике у нас оказалось 500 рублей. Они ведь не причинили памятнику материальный вред как объекту, но такими действиями нанесли ему и всему городу оскорбление. Мы уже подготовили инициативу, направленную на то, чтобы за подобного рода вещи наказание урегулировать. Ни много ни мало, Медный Всадник – символ Санкт-Петербурга, который даже закреплен в уставе. Конечно, наказание должно быть, во-первых, неотвратимым, а во-вторых, достаточно строгим. Мы выходим на работу в Собрании уже в середине сентября. Я думаю, на одном из первых заседаний мы эту инициативу рассмотрим и скорейшим образом примем.

- Ваша инициатива – запретить несанкционированные экскурсии по крышам. Какой-то обозримый горизонт решения проблемы есть?

- Да, мы уже выходим на стадию общественного обсуждения. В октябре-ноябре мы эту инициативу будем рассматривать и принимать. Это в интересах безопасности людей, в интересах спокойствия жителей многоквартирных домов, особенно верхних этажей, которые страдают от подобного рода прогулок, и в интересах легального бизнеса. Никто не говорит о том, что у нас есть легальные крыши. На слуху только экстремальные прогулки с руферами. А как минимум одна легальная крыша есть на Лиговском проспекте. Эти люди оформили все как надо. Они платят налоги, они платят белые зарплаты. Их мы должны поддерживать. А тех, кто подвергает риску жителей и гостей города и кладет всю прибыль себе в карман, нанося всем ущерб и неудобства, таких мы поддерживать не должны.

- Вы сказали, что на 80% ваша работа плановая и системная. Какая проблематика сейчас рассматривается?

- Градостроительная, социальная и экологическая. Это три блока вопросов, которые действительно во главе угла, это наша городская тематика. Мы до конца календарного года должны будем принять изменения в генеральный план Санкт-Петербурга. У нас будет большая работа, связанная с зелеными насаждениями, чтобы увеличить их количество. С прошлого года перечень прописанных в законе зеленых насаждений уже увеличился в разы. Мы можем говорить, что Санкт-Петербург ведет озеленительную политику. Мы стараемся увеличивать площади официальных зеленых насаждений, включая и вводя под охрану те участки, которые до этого либо были бесхозными, либо не пользовались должной охраной. Конечно же, это вопросы бюджета. У нас ожидается корректировка бюджета на этот год и принятие бюджета на следующий. В приоритетах здесь, конечно же, социальное направление. Мы должны сделать так, чтобы все социально незащищенные группы населения гарантированно получили помощь от Санкт-Петербурга. А ни много ни мало – 3,5 млн человек, жителей города в той или иной форме получают помощь за счет средств бюджета. Это могут быть и субсидирование оплаты коммунальных услуг, и прямые какие-то субсидии, и иные льготы. Но в совокупности – 3,5 млн жителей. Я считаю, что это достаточно большой показатель того социально направленной политики города.

- У вас как у депутата есть какие-то внутренние задачи, которые хочется решить до конца полномочий этого созыва?

- Важно принятие закона о наказах избирателей. Сейчас те пожелания, которые избиратели предъявляют к своим кандидатам, впоследствии ставшим депутатами, никак формально для них не обязательны. Нигде не записаны. На мой взгляд, здесь нужна такая формализация. Чтобы мы могли через пять лет отчитаться, что удалось выполнить, что, может быть, удалось начать выполнять, а что не удалось выполнить  и почему. Но об этом надо говорить в открытую, ведь только в таком честном диалоге между избирателями и депутатами возможно какое-то продвижение вперед, прогресс. Когда мы делаем вид, что ничего не слышали, и поэтому ничего не сделали, благодатной почвы для роста здесь нет. И доверия не будет. Сейчас настало время открытости, настало время объяснять, почему ты принимаешь то или иное решение, и, конечно, время, когда прежде, чем сделать, надо посоветоваться и обсудить.

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Дениса Четырбока смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

Текст и фото: Город+. 

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ