Директор ЛКХП им. Кирова: Мы заботимся о качестве петербургских продуктов ежедневно

Наталья Загорская рассказала, за счет чего сохраняются мукомольные традиции в Петербурге, почему важны музеи предприятий и как вдохновить людей на добрые дела.

- Наталья Михайловна, ваш комбинат – один из крупнейших производителей муки в Санкт-Петербурге и России. Расскажите о нем, пожалуйста.

- Ленинградский комбинат хлебопродуктов имени Кирова сохранил свое историческое название. Решение о строительстве предприятия было принято еще в тридцатых годах. В 1933 году началась масштабная стройка. Место, на котором и по сей день располагается наше предприятие, – проспект Обуховской обороны, 45 – было выбрано не случайно, потому что мы получили уникальную возможность, которую мало кто в стране имеет, – принимать зерно прямо с причала. До сих пор мы пользуемся речным транспортом, и это наше конкурентное преимущество. Стройка длилась практически шесть лет.

Это на тот момент был масштабный проект для города Ленинграда. Достаточно большое количество людей принимало в нем участие. И нам достоверно известно, что во время строительства комбината его дважды посещал Сергей Миронович Киров. В первый раз он заинтересовался непосредственно технологией строительства. А во второй раз он посетил столовую и проверил, хорошо ли кормят наших строителей. 20 мая 1939 года комбинат запустился. Это был один из самых крупных комбинатов страны.

С началом войны предприятие переживало все эти тяжелые времена вместе с голодающим Ленинградом. К сожалению, девять долгих месяцев комбинат стоял вообще без единого зернышка. И это было самое страшное время в истории. Сначала перерабатывали зерно, потом гнилое зерно, потом буквально за несколько дней инженеры смогли перестроить технологический процесс и использовать для производства муки и жмых, и всевозможные сметки. У нас сохранились архивные данные, что где-то к концу 41 года закончились все остатки запасов. Читать архивные данные достаточно сложно. Тот состав хлеба, который спасал людей от смерти и давал надежду на жизнь, конечно, очень далек от того, что сегодня мы называем хлебом.

Только при запуске Дороги жизни комбинат начал снова получать зерно. Но даже в те девять месяцев, которые он стоял, сотрудники не покидали предприятие. Они регулярно дежурили, для того чтобы сбрасывать зажигательные бомбы. Удивительно, что удалось сохранить и сами корпуса, и оборудование. Одну линию на тот момент демонтировали, вывезли в тыл, и там она обеспечивала мукой и фронт, и жителей.

- Сейчас вы и действующее предприятие, и памятник?

- Да. Сегодня часть нашего промышленного здания является памятником архитектуры промышленности тридцатых годов. И, кстати, есть такой любопытный факт – мы, можно сказать, побратимы Венеции. Наше предприятие, мельница и часть элеватора, так же, как и Венеция, стоят на лиственных сваях. Лиственница, попадая в грунтовые воды, приобретает колоссальные свойства и становится прочная как бетон. Поэтому мы очень разумно и грамотно приступаем к какому-либо дополнительному строительству на территории предприятия, чтобы не нарушить баланс грунтовых вод.

- Вы производите только муку?

- Муку и комбикорма. Мы такое уникальное для страны предприятие, которому удалось сохранить оба производства – и комбикормовое, и мукомольное. И не просто сохранить, а работать достаточно успешно, с загрузкой практически 90%. Сегодня наша мука востребована в городе. Порядка 90% хлебозаводов города и области работают с нами. Это такие крупные предприятия, как «Фацер», «Каравай», «Арнаут», «Петрохлеб», «Буше», «Теремок» – я могу долго перечислять.

- Когда вы видите хлеб или выпечку на прилавках, вы чувствуете свою сопричастность?

- Да, у меня в этом смысле есть такая личная привычка. Когда я где-то что-то покупаю, даже если в маленькой пекарне, я обязательно интересуюсь, какая мука туда поставляется. Наш комбикормовый завод в структуре ЛКХП работает на благо Ленинградской области и Северо-Запада. И тут мы, кстати, тоже лидеры. На Северо-Западе мы уже четвертый год занимаем первое место по производству кормов, делаем высококачественный продукт. Хозяйства, с которыми мы работаем, поставляют свое молоко и на «Вимм Билль Данн», и на «Данон», и на Пискаревский молокозавод.

- Куда планируете расти?

- Нам сейчас очень интересно направление развития, которое в майских указах обозначил президент страны. Это экспорт. В принципе, комбинат достаточно давно развивает экспортный потенциал по муке, но пока проект идет очень тяжело и сложно. Рынки, которые сегодня занимает не Россия, должны принадлежать нам. И это не голословное заявление. На тех рынках, где должны присутствовать мы, присутствуют Украина, Казахстан и Турция. С Турцией вообще парадоксальная ситуация: мы экспортируем туда наше зерно, они перемалывают его в муку и продают на наших же рынках с добавочной стоимостью. Почему так происходит? На сегодняшний день в Турции существует государственное субсидирование. В открытую они его не транслируют, но порядка 30% от стоимости закупленного зерна в определенной форме субсидируется. Это достаточно приличная сумма для того, чтобы Турция могла занимать первое место.

- Вы сейчас понимаете, за счет чего нужно наращивать экспорт? Есть уже какие-то ориентиры?

- Конечно, на сто процентов понимаем. Без поддержки государства на этих рынках делать нечего. Мы изучали опыт и работу и Казахстана, и Украины, и Турции. Они присутствуют на международных рынках исключительно благодаря помощи своих государств.

- Настрой позитивный?

- Абсолютно. Вы знаете, я поездила по Европе, посмотрела мельницы, привозила оттуда муку. И я могу сказать, что мы не увидели в этом продукте ничего экстраординарного. То есть этот продукт мы абсолютно точно можем воспроизводить здесь. Чем уникальна Россия? У нас региональное зонирование произрастания зерна позволяет только лишь за счет правильной помольной партии, составленной из зерна различных регионов, получать муку высочайшего качества без каких-либо химических дополнений. Ее не нужно обогащать, ее не нужно стабилизировать.

- Это и дешевле, и безопаснее, я правильно понимаю?

- Насчет «дешевле» – этот вопрос я бы пока отставила в сторону. Россия по итогам прошлого зернового года занимает первое место в мире по экспорту пшеницы. Но экспортные цены, к сожалению, оказывают влияние на цены внутренние. Они у нас сегодня не самые низкие. Поэтому экономику, наверное, пока оставим в стороне. Но вот качественный продукт и, как сейчас модно говорить, экопродукт Россия давать в состоянии. Удивительная история. За последний год я достаточно часто приглашала директоров различных промышленных предприятий посмотреть, что такое мельница. У меня был в гостях Михаил Александрович Лобин из совета промышленников Петербурга. Он сказал: «Ты меня удивила! Я думал, что мельница – это перетерли и пошли». А это 33 потока муки, бегущие 24 на 7, из которых потом отбирается высший сорт, первый сорт, второй сорт, манка. Это, конечно, уникально – посмотреть такую технологию. И благодаря технологическим процессам и нашим знаниям, сохраненным за всю нашу историю, мы получаем качественный стабильный продукт.

- Наталья Михайловна, расскажите, пожалуйста, о вашем музее предприятия.

- Когда предприятию исполнялось 75 лет, мы долго думали, как же отмечать. И вспомнили, что на предприятии хранятся архивы. Группа энтузиастов эти архивы подняла и изучила. И тогда родилась идея организовать музей на территории комбината. К сожалению, сначала дело немножко застопорилось, но в итоге нам удалось это сделать. И 15 марта 2016 года мы открыли свои двери для гостей. Наш музей открывал нынешний вице-губернатор Петербурга Константин Николаевич Серов, за что я ему отдельно благодарна. Чем уникален музей? Он располагается в законсервированном бомбоубежище. Это отдельный антураж, который передает веяние времени. И все, что там есть, – фотографии, экспонаты – в том числе восстанавливалось руками наших сотрудников.

Кроме того что я директор, я еще и мама. И когда моя дочка, 14-летний подросток, говорит: «Мам, тебя никто не знает, а какую-то блогершу знает полстраны», – вот тут становится немножко обидно. Свой музей мы изначально открывали в большей степени для того, чтобы сохранить традиции. А дальше я приняла решение, что мы должны показывать его городу. Сегодня мы регулярно принимаем у себя школьников. Историю мы сочетаем с интерактивом. Сначала проводим экскурсию в музее, потом показываем наше производство. Самое веселое для ребят – попадать в лабораторию, где им разрешают месить тесто. Это для них особое удовольствие. Сейчас, к сожалению, мало кто печет и мало кто помнит, как это делается. Детям очень нравится.

- Какое у вас отношение к благотворительности?

- Где-то полтора года назад у нас на комбинате стартовал проект – кто-то скажет благотворительный, кто-то скажет волонтерский, – а у нас закрепилось название тимуровцев. Когда я первый раз представила его журналистам, мне сказали: «Вы что, Советский Союз клонируете?» Нет, я просто взяла такое доброе, теплое воспоминание из детства. И оно сегодня активно принято всеми сотрудниками предприятия. Чем мы отличаемся в плане благотворительности? Не предприятие участвует какими-то многомиллионными вложениями в фонды, а каждый сотрудник может прийти к нуждающимся и помочь своими руками.

Уже больше года у нас совместно с фондом «Перспектива» действует проект «Помоги сделать ремонт нуждающейся семье». Как правило, это семьи с детьми с ДЦП, с инвалидами, это одинокие люди, это пенсионеры. В этом году к 9 мая мы смогли посетить порядка ста ветеранов. Мы не только поздравляли. Мы дарили небольшой продуктовый набор и помогали пожилым людям помыть окна. Спасибо большое Невскому району, который  подсказал такой полезный проект. Сотрудники с удовольствием его подхватили. Это большой позитив. В этом году администрация даже смеялась, что скоро ветеранов будет не хватать на всех наших желающих. Что еще мы делаем? Мы организовываем концерты, особенно для пенсионеров и ветеранов. Для нас это просто, а когда ты видишь улыбки на лицах людей, это дорогого стоит.  На сцене поют военные песни, а наша столовая угощает людей замечательными пирожками из нашей муки. В этом году в Невском районе удалось собрать в зале практически 700 человек. Люди уже знают и приходят. В основном это пенсионеры и ветераны района.

И еще есть донорское движение, которое у нас поддерживается социальной политикой предприятия. Оно растет колоссальными темпами. У меня буквально неделю назад происходил сбор крови – 30%, к сожалению, забраковали. У кого-то давление, у кого-то веса не хватает, гемоглобина. Люди расстраиваются потом жутко. Когда мы приняли решение, что будем разворачивать донорский пункт прямо на территории предприятия, количество желающих выросло в разы. Потому что, конечно, оторваться от процесса, от семьи сложно – а тут прямо на предприятие приезжает машина и забирает кровь.

- Наталья Михайловна, у вас есть чувство, что вы делаете город лучше?

- Конечно. Я и за себя горжусь, и за свое предприятие горжусь. Я точно знаю, что 420 человек 24 на 7  думают о том, чтобы в нашем городе были качественные продукты. И я уверяю, что это не голословное заявление.

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Натальи Загорской смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

Текст и фото: Город+. 

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ