Иван Филиппов: Петербургу нужны профессии будущего

Председатель комитета по экономической политике и стратегическому планированию Иван Филиппов о трех китах Стратегии-2035, деньгах и профессиях будущего для молодежи города.

- Ваш комитет – автор Стратегии-2035, которая осенью будет представлена губернатором Санкт-Петербурга Георгием Сергеевичем Полтавченко в Законодательном Собрании. Расскажите, пожалуйста, о самых главных, ключевых моментах этой стратегии.

- Идея Стратегии-2035 – простая и сложная: эффективно использовать те ресурсы, которыми обладает город. Главным адресатом стратегии, конечно, являются жители Петербурга – ради них все, в общем-то, и делается. И основная задача – повышение качества их благосостояния и уровня их жизни. Мы говорим о том, что стратегия должна быть построена на трех китах.

 

Первое – это технологический прорыв. Это фундаментальное условие экономического благосостояния горожан в долгосрочной перспективе. Если мы этого не совершим, мы окажемся на обочине мировой истории. И у нас есть все ресурсы для того, чтобы быть успешными в этом направлении.

Второе – это повышение качества городской среды. Это почему в городе будут жить лучшие кадры и почему люди будут выбирать Петербург для жизни, почему они будут связывать свое будущее и будущее своих новых поколений с нашим городом.

И третье – это, собственно, для чего город был построен, это так называемый принцип открытого города. Как мы знаем, Петербург был построен для того, чтобы привлечь лучшие инновации и стать тем базисом, где лучшие мировые практики будут внедряться в России.

Мы исходим из той же логики: мы продолжаем те мысли и ту фундаментальную повестку, заложенную еще основателем города. Петербург должен стать целой платформой, где будут внедряться лучшие мировые практики и куда буду приезжать лучшие мировые кадры. И это будет влиять, опять же, на повышение качества городской среды и на технологический прорыв. 

- Когда мы говорим о технологическом прорыве и необходимых для этого ресурсах – что является ресурсом для технологического прорыва?

- Сейчас есть такая модная теория – «люди – новая нефть». Здесь, наверное, я бы сказал, что значение людей в этой теории недооценено. Поскольку человеческий капитал – главный фундамент экономического благосостояния в экономике будущего. И в этом смысле у нас одни из самых больших ресурсов не только в России – вообще в мире.

В этом смысле ресурс в Петербурге уникален не только для России, но и в  целом в мире. Научный потенциал всем известен – это всемирно известные ИТМО, Политех, ЛЭТИ и так далее. Здесь имена называть нет никакого смысла, потому как они и так широко известны. Если мы говорим о технологическом прорыве, это, конечно, и мощная промышленность. Это принципиально важно, это наше большое конкурентное преимущество. Поскольку, как мы видим, даже ведущие инновационные страны, которые проповедовали тезис о постиндустриальном обществе, сейчас яростно занимаются возвращением промышленности обратно себе в страну, потому что пришло осознание, что без промышленности инноваций не будет.

- Я сразу уточняющий вопрос задам: это же ваша инициатива была о снижении ставки налога на прибыль для IT-компаний?

- Да, совершенно верно. Автором законопроекта был наш комитет. По большому счету, это первый шаг для создания мощной цифровой отрасли в Петербурге. У нас есть зачатки, у нас есть сильные компании в Петербурге. Но необходимо создать полноценную, современным языком выражаясь, экосистему для того, чтобы здесь совершился тот прорыв, который технологически необходим и для города, и для страны.

- А создавая эту систему, какие-то вещи нужно добавлять, у нас не всего хватает? Или как-то сложить паззл по-другому?

- Знаете, у нас не всего хватает. Вернее, чего-то хватает в достаточном количестве, где-то необходимо усиление. Где нужно усиление? В первую очередь это создание рынка венчурного финансирования, потому что без длинных рисковых денег ни один стартап отфинансировать невозможно. И вторая история – это программы акселерации. У нас есть бизнес-инкубатор «Ингрия», он очень сильный, он уже в топе лучших европейских бизнес-инкубаторов. Но здесь необходим дальнейший рост, потому что именно посредством повышения эффективности программы акселерации и инкубации возможно проведение коммерциализации инновационных идей.

У нас частая проблема – об этом говорили глава государства – в России исторически, в Советском Союзе, в Российской Империи много рождалось прорывных идей, но, к сожалению, реализовывались все они не у нас, и потом уже на каком-то периоде, когда было промышленное производство, они снова находили возможности для реализации в стране, где они изначально родились. Соответственно, значительную часть экономического эффекта, к сожалению, зарабатывали не мы, что неправильно. Акселерация и венчурное финансирование позволят развитие и того, и другого в Петербурге, позволят замкнуть недостающие части паззла, как вы выразились, и обеспечить создание цифрового города – не в плане даже управления, а в плане именно индустрии. 

- То есть чтобы в городе то, что придумывалось – оно просчитывалось, упаковывалось и продавалось отсюда же, из Санкт-Петербурга?

- Совершенно верно. Любая идея, даже очень инновационная и прорывная, все равно потом упирается в реализацию. Меня в бизнес-школе, в которой я учился, учили, что идея стоит ноль. Стоимость создается только в момент реализации. Или, как говорили, если бы не было действия, то мир был бы просто идеей. Это все правда. Мы говорим о том, чтобы создать ту систему, когда тот талантливый научный ресурс, уникальный человеческий капитал, которым обладает город, был реализован в той степени, которая позволит в целом для города, для инноваторов, для всех горожан максимально монетизировать те идеи, которые здесь рождаются.

- В девяностые годы казалось, что студент, поступающий в вуз, вообще потом выпускается в никуда и нигде себя применить не может. Сейчас ситуация поменялась. А мы можем говорить, что в обозримом будущем подавляющее большинство студентов будут ясно понимать, куда им потом идти и как себя реализовывать?

- Это сложный очень вопрос. С одной стороны, да, в том случае, если дальше будет продолжена работа по повышению эффективного соотношения потребностей рынка труда и того, что производит система образования.

Я как сторонний наблюдатель могу сказать, потому что многие достижения города, которые уже свершены, я являюсь их свидетелем, поскольку, как вы знаете, я недавно стал председателем комитета и поэтому со стороны могу сказать, что здесь достижения есть, и они большие. С другой стороны, это осложняется тем, что мы живем в период фундаментальных изменений и появления новых профессий. И соответственно, здесь, чтобы быть эффективным в этом, нужно, как говорят хоккеисты, не туда, где сейчас шайба, а туда, где она окажется. И это требует очень большой квалификации.

Но с другой стороны, если мы решим эту задачу, то возможности конкурировать у города на мировом уровне будут намного выше.

Я приведу пример. Какие сейчас наиболее востребованные профессии? Например, архитектор виртуальной реальности. Ну вы десять лет назад объяснили бы, это о чем? Я с некоторыми ведущими архитекторами общался, и они мне говорят: ну так архитекторы и так в виртуальной реальности все делают. Да это же, ребята, говорю, вообще совсем о другом! Это вообще не про архитектуру, это дополненная реальность, виртуальная реальность.

Это фундаментально две разные вещи. Потому что одна дополняет действующую реальность, вторая полностью ее замещает. Но при этом при всем это история про программирование, про цифровые технологии. Это не про архитектуру.

И таких профессий очень много. Как вы знаете, сейчас самые оплачиваемые выпускники – это специалисты datascience. Раньше это целая история – объяснить, о чем это. Сейчас инструменты больших данных, инструменты искусственного интеллекта – все становится супервостребованным. И поэтому мы должны быть очень, как англичане говорят, proactive для того, чтобы быть конкурентоспособными. Но это всегда окупится.

- Комфортность городской среды – это ведь тоже не только постройки, чистые улицы и общественные пространства. Это же еще и какие-то вещи, которые обеспечиваете вы? 

- Конечно. Комфортность городской среды – это то, что будет обеспечивать приток и сохранение лучших кадров в городе. То есть это и социальная инфраструктура, и комфортные дороги, и, если хотите, большое количество сейчас свободного времени у людей появляется в силу разных причин, увеличивается количество фрилансеров – соответственно, нужны современные коворкинги, хорошие рестораны, места, где можно обмениваться идеями. То есть, с одной стороны, человек, когда общается с другим, может полностью углубиться в свой телефон и вроде ничего не слышать, с другой стороны, уровень взаимодействия между людьми по другим направлениям многократно возрастает. Поэтому вот это все вместе будет обеспечивать то, что мы будем сохранять и будем привлекать лучшие кадры.

Это принципиально важно. Это и экология, и здравоохранение – все то, что будет обеспечивать тот комфорт, о котором я сказал. Но я вспомню одну панельную дискуссию, которая была на петербургском форуме. Один из участников сказал, что люди выбирают даже не там, где больше денег, а там, где удобно и комфортно жить. С другой стороны, это правда. С другой стороны, не бывает, наверное, города или городского участка, где можно было бы создать комфортную городскую среду без денег, потому что комфортная городская среда – это производная денег. Не только в первую очередь, но и денег.

Поэтому мы и говорим, что эти три кита нашей стратегии, о которых я говорил, - технологический прорыв, то есть экономика в первую очередь, комфортная городская среда и открытый город – это некий замкнутый треугольник, где убирая одну грань, вы теряете две другие. Замкнутый полностью контур и, соответственно, мы двигаемся по этим трем направлениям. 

- Есть такое расхожее мнение о том, что Санкт-Петербург – единственный город в стране, жители которого не хотят уехать в Москву. На TEDхSZIU вы рассказывали студентам о тысяче причин жить в Петербурге. Назовите хотя бы пять самых важных, на ваш взгляд. 

- Я за всех петербуржцев не скажу, кто хочет уезжать в Москву, кто нет, я в свое время уехал. Сейчас просто вернулся. Я рассказывал свою личную историю как пример того, что Петербург… а потом сказал, что у нас все последующие поколения в моей семье так или иначе возвращались в Петербург, как бы далеко ни направляла их судьба. Я не исключение, как я уже сказал.

Петербург, знаете, такой магнит, мне кажется, я здесь повторюсь, это я говорил на TED, - магнит, который притягивает новые кадры и не отпускает своих. А новые, которых он притянул, он тоже не отпускает. И мне кажется, что основная все-таки история в том, что Петербург был построен как город больших возможностей. Он был создан для того, чтобы люди смогли воплотить свою мечту. А первый, кто воплотил свою мечту, был Петр Первый. Дальше примеры все известны.

И в этом смысле, я считаю, у Петербурга огромные возможности с учетом тех ресурсов, которыми он обладает. При этом мы анализировали значительное количество рыночных ниш – либо слабо заполненные, либо вообще пустые. И мы говорим о городе с мировым именем и с огромным населением, мы один из самых крупных городов Европы. Мы больше, чем значительное количество прославленных европейских столиц. Разве это не возможности? А что это, если не возможности? Люди всегда идут за возможностями, и мы должны их создавать. 

- Вы до перехода на госслужбу много провели в бизнесе на высоких постах. Это разные миры – комитет и бизнес-структура?

- Я, честно сказать, смотрю на это с рыночных позиций. Для меня петербуржцы – это мои акционеры. Только если мы говорим о бизнесе, акционеры вкладывают деньги. И хотят обратно получить деньги, с добавленной стоимостью, с прибавкой. Абсолютно законное требование. Это только про деньги. Горожане, мои теперешние акционеры, вкладывают не только деньги. Они и деньги вкладывают, платя свои налоги и так далее. Они вкладывают свое время, они тратят свою жизнь в городе, создают здесь семьи, рождают детей, стоят на страже городских интересов. Соответственно, как дивиденд они хотят получить больше. Это законное рыночное требование. 

- Получат?

- Да. Помимо социальной инфраструктуры, социальной защиты они хотят возможности для раскрытия своих талантов, они хотят комфортную городскую среду и так далее. Вот с этих позиций нужно относиться. Поэтому если мы, в хорошем смысле, на госслужбе по-рыночному к этому относимся, то и результаты будут соответствующие, я считаю. 

Источник

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ