Иван Громов: Все поликлиники Петроградского района перешли на электронные медкарты

Глава администрации Петроградского района Иван Громов о внедрении компьютерных технологий в сфере медицины и ЖКХ, реновации Южной дороги, набережной реки Карповки, Кронверкского протока и не только.

- Иван Александрович, вы пришли в администрацию района из IT-сферы. Какие впечатления?

- Это два совершенно разных мира, которые живут, казалось бы, по разным законам. Но мы все-таки сумели приспособить те навыки, которые лично я получил, будучи главой комитета по информатизации и связи в деятельности главы администрации Петроградского района. Это, безусловно, очень интересный опыт, про который можно долго рассказывать. Что такое IT в принципе? Это попытка увеличить эффективность существующей инфраструктуры или существующего людского потенциала с помощью современных информационных технологий, которые мы, собственно, и приобщаем к нашей жизни. Я считаю, что опыт очень позитивный. 

- То есть, по сути, вы опыт взаимодействия с системами применили к тем ресурсам, которые есть у районной администрации?

- Да. Так как мы все прекрасно понимаем, что сейчас достаточно ограниченные бюджетные возможности для строительства чего-то нового, увеличения штата, покупки какой-то дорогостоящей техники, то приходится повышать эффективность уже существующих ресурсов. Это надо объяснять на конкретных примерах.

- У нас была такая достаточно наболевшая история. Если вы в курсе, это хорошая программа – программа информатизации здравоохранения, где мы пытались дать новые технические возможности нашим врачам, которых не много работает в поликлинических отделениях города. Через электронную медицинскую карту, через доступ к центральным архивам медицинских изображений, которые делались на высокотехнологичном оборудовании. Эта программа существует, каким-то образом развивается. Но полтора года назад, когда я пришел в район, я понял, что она находится в начальной стадии. Полгода мы работали с нашими районными врачами, с нашим районным отделом здравоохранения. И у нас сейчас абсолютно все медицинские учреждения ведут 100% электронных медицинских карт. Мы стараемся максимально избавиться от бумажных носителей. Мы подключили все аппараты, которые имели технологическую возможность, к нашей общей информационной системе здравоохранения для хранения тех исследований, которые на них проводились, чтобы эти исследования привязывались к медицинским картам пациентов, которых они осматривали или где проводились исследования.

Мы автоматизировали работу нашей лаборатории. Мы также все исследования автоматизированно прикрепляем к нашим медицинским картам. И по моим личным беседам с врачами, которые ведут общую практику или специализированные врачи, процентов на 30 они увеличили пропускную способность своих кабинетов для приема пациентов. Это говорит не об ухудшении качества обслуживания конкретного пациента и не об увеличении количества не обслуженных жителей района. Это говорит о том, что врач, точно так же квалифицированно подходя к обследованию каждого пациента, может просто быстрее зафиксировать те симптомы, которые он обнаружил у пациента, получить исследования, которые проводились до приема у этого врача каким-то другим врачом. Он может запросить и получить онлайн-доступ к результатам анализов, к исследованиям, например, томографии, рентгеноскопии. И это, как раз КПД, который при том же качестве, при том же уровне востребованности мы получили плюс 30%.

- А пользователи будут иметь возможность доступа к данным?

- Медицинские сведения – очень закрытый объем информации. Он четко структурирован, иерархия возможности получения доступа к этим сведениям ограничена. Либо лечащий врач, либо сам пациент.

- То есть до вопроса о телемедицине, решенном на федеральном уровне, пациент…

- Телемедицина – немножко другое направление. Я все-таки говорю про электронную медицинскую карту, о результатах исследований, хранении этих изображений, результатов лабораторных исследований. Мы сейчас на 100% запустили в нашем районе эту историю.

- Иван Александрович, вы – создатель портала «Наш Санкт-Петербург», без которого сейчас уже наш город представить невозможно. И ЖКХ в Петроградском районе, в сердце города, - это одна из важнейших проблем.

- Безусловно, первое – это, конечно, дома в основном исторической постройки. Новых домов у нас довольно мало, и они находятся в основном на Крестовском острове или точечно разбросаны по району. У нас достаточное количество коммунальных квартир. У нас работают наши жилищно-коммунальные службы – да, наверное, по тем законам, которые утверждены в Российской Федерации, но, по моему мнению и по первичной оценке ситуации, это все не очень эффективно, и не очень быстро, и не очень дружелюбно относится к нашим жителям. Мы ввели достаточно хорошую практику – два раза в неделю я езжу с объездами по району, встречаюсь по тем жалобам, которые давно не рассматривались по совершенно разным направлениям, и беседую с нашими жителями. Первый отклик, который я получил, который был мне совершенно понятен как боль жителей нашего района, - это то, что они постоянно пишут, звонят. И их законные требования о предоставлении нормального уровня сервиса со стороны жилищно-коммунальных служб – не услышаны, не исполняются, затягиваются многократно. Они по 10 раз обращаются – либо нет вообще ответа, либо ответ не носит конкретный характер. Вы помните эту ситуацию, на портале «Наш Санкт-Петербург» мы ее как раз и решали. Есть проблема, есть срок решения, есть ответственное лицо. Мы этот срок никогда не привязывали к 59-му федеральному закону – там 30 суток; 5, 7 дней, ну максимум 10 дней до решения проблемы.

Вот с этой точки зрения я решил изучить бизнес-процессы, посмотреть, где есть сбой  сбоят, посмотреть, каким образом мы можем вести жесткий централизованный контроль над исполнением этих процессов. Ну и собственно, запустить в виде некоей бизнес-конструкции, которая приносит конкретный результат. Первая ступень иерархии общения с нашими жителями – это наши жилищно-эксплуатационные участки, ЖЭУ так называемые. Над ними есть ЖКС – жилищно-коммунальная служба. Над ними есть ГУ ЖА, это еще одна ступенька. И дальше – администрация района. То есть мы имеем четыре ступени взаимодействия работы с жителем, который должен либо писать во все четыре инстанции, либо пишет в каждую по отдельности, либо звонит в дежурные службы каждой из этих структур. И в итоге, наверное, процентов 70 обращений просто терялось на этих ступеньках.

Первым этапом мы объединили все наши дежурные диспетчерские службы в каждой из этих структур. Во-первых, мы сократили количество людей, которые просто сидят на телефоне. Во-вторых, мы сделали один телефон для всех наших жителей района, который находится в единой диспетчерской службе, которая подчиняется непосредственно главе администрации района. Почему это важно? Если ты пытаешься выстроить рейтинги, если ты пытаешься оценить количество звонков, на каждом этапе у тебя будет потеря информации и недостоверная информация. Ну не заинтересован руководитель участка в том, чтобы сообщать о своих звонках. У него может быть недостаточно людей, у него может быть недостаточно сантехников, чтобы быстро отрабатывать эту историю. Он понимает, что его будут наказывать, если мы увидим реальную статистику, реальное положение вещей. Поэтому, конечно, это все тщательно скрывается или скрывалось, и добраться до сути было достаточно сложно.

Когда мы создали одну службу, которая принимает всю входящую информацию в одну точку, мы получили наконец-то достоверный объем информации. Если бы они не подчинялись мне, соответственно, любой из руководителей, который находился в иерархии подо мной, точно так же от меня скрывал бы эту информацию. Поэтому у нас четкая связка: дежурная служба администрации района, конкретно подчиняющаяся мне, и как один из элементов этой службы – единый колл-центр, куда приходят все звонки.

- Сколько людей принимают звонки?

- До изменения было порядка 25 человек, сейчас это 11 человек, которые полностью справляются со своей работой. То есть двукратное снижение зарплат, которые мы платили нашим подчиненным. Ну и плюс, конечно, - это современная платформа, где мы записываем все разговоры, где ведется учет в единой информационной системе дежурной диспетчерской службы, где статистику я вижу каждое утро, где она заслушивается на аппаратных совещаниях по понедельникам. И каждый из руководителей в соответствии с категорией того события, которое произошло у нашего жителя, - мы всех разделили, больше 60 направлений (и десятки подкатегорий в каждом). Мы установили сроки, установили KPIкаждого руководителя, который отвечает за ту или иную категорию. И начинаем их воспитывать уже с такой пролетарской ненавистью, так как обращение гражданина – это номер один, на что должен реагировать глава. Когда мы ввели эту систему, отслеживая реальные показатели по тем категориям, которые мы видели, мы сразу же нащупали наши болевые точки. Это затопленные подвалы, неуборка мусора с контейнерных площадок, отсутствие дворников на рабочих местах, плохая уборка снега и сброс с кровель в зимний период, несвоевременная отработка обращений по линии сантехников и электриков – наверное, это такие ключевые вещи. Дальше мы стали разбирать каждую ситуацию: что же нам сделать для того, чтобы мы объективно контролировали работу своих сотрудников? Штат сотрудников ЖКС, которые трудятся на территории района, - это несколько сотен человек. Отследить их местоположение, эффективность их работы крайне сложно. Поэтому мы пошли от проблемы к ее решению с помощью технологий. Первоначально я просто их строил, ходил, считал пальцем – вы понимаете, что это не очень эффективная политика, которая изматывает всех абсолютно – и меня, и их. Мы вынуждены были тратить на это лишнее время.

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Ивана Громова смотрите на нашем сайте или Youtube-канале.

- Начали с помоек. Очень большой объем жалоб был именно на это направление. У нас есть, вы знаете, такой прекрасный проект – «Безопасный город». В рамках этого проекта у нас значительное количество систем видеонаблюдения установлено в городе. Мы чуть-чуть перенастроили уже ранее установленные объекты, совмещая функцию зон, где наиболее часто совершаются преступления, постарались, чтобы эти камеры уголком захватили наши помойки. Прекрасные помойки, их порядка 130 штук в районе. Дальше – решили, чтобы и утром, и днем, и вечером фиксировалось состояние помойки. Мы привязали время фиксации камерой этой точки – она просто делает фотографии и сохраняет в архив – к паспорту этой помойки. То есть когда она должна быть убрана. Во-первых, мы получили следующую статистику: процентов на 35 периодов уборки этого мусора было недостаточно. То есть она заполнялась раньше, чем у нас в паспорте стояло время вывоза этой помойки. То есть нам пришлось откорректировать паспорт помойки. Откорректировав эту информацию, я получил, по-моему, на 75% сокращение жалоб в отношении переполненных помоек, а это крысы, это такая неблагоприятная атмосфера, безопасность… Это простой пример, с чего мы начали.

- Более сложная история была – это все-таки те дворники, за которыми мы должны смотреть. У нас в городе есть система, которая отслеживает перемещения уборочной техники на территории города. Мы подумали, почему бы нам не оснастить наших дворников средствами контроля. Попросили комитет по информатизации и связи, они разместили соответствующую закупку. И мы оборудовали всех наших дворников трекерами, которые позволяют отследить их местоположение. Это коробочка, которая работает двое суток. Было огромное количество сложностей, связанных с тем, что центральная часть города – это дворы-колодцы, плохое прохождение сигнала. Надо было программно, аппаратно решать так, чтобы корректно отражалось местоположение дворника. Но само по себе положение не дает ничего. Мы оцифровали все зоны уборки, которые принадлежат дворнику, мы прочертили маршрут движения этого дворника в ходе его уборки, мы зафиксировали по времени, где сколько времени он должен тратить на каждую точку внутри его маршрута, а за одним дворником бывает и два, и три двора, рассчитали это на периоды по сезонам и заложили в программу. Перед выходом на линию, давайте так называть работу нашего дворника, в систему заложен маршрут его движения, примерная скорость уборки. И если нарушаются эти показатели, система выдает нам видеоотчеты: дворник не на территории, дворник двигался по странной траектории, которая не соответствует его привычному маршруту уборки – поэтому мы понимаем, что что-то не то. Конечно, это первый сигнал для мастера, который отвечает за этот участок, который должен просто прийти и проконтролировать, как работает его дворник. И это первая часть истории. Вторая – это фактическая оплата его труда. То есть если он не выполнил свое маршрутное задание – он не заработал те деньги, которые ему должны заплатить. Это еще и табель о его заработной плате. Ну и конечно, это контроль за физическим количеством дворников, которые ежедневно работают на территории района. Второй отклик, который мы получили после помоек, - это было то, что мы наконец-то увидели наших дворников в наших дворах и мы видим, что они начинают убирать. Я сейчас говорю про реакцию наших жителей. Очень позитивная история, также отслеживаем по следующим показателям – мы должны иметь какие-то точки объективного контроля: прежде всего это количество негативных обращений и количество позитивных откликов от граждан, которые на пишут и говорят: слушайте, а ничего становится.

- Люди вообще несклонны писать положительные отзывы…

- У нас есть такая замечательная отрасль в городе, которая на лучшем уровне стоит, чем где бы то ни было в нашей, стране, - это социальная сфера. Там люди благодарности пишут постоянно. Для ЖКХ я не получал ни одной благодарности. Сейчас у меня наконец-то появились позитивные сообщения от моих жителей, жителей района. Это, я считаю, объективный критерий оценки нашей работы.

- Следующая проблема, которая у нас существовала, - уборка улиц в зимний период. Мы имеем наши кровли, с которых сбрасывается снег во дворы или на улицу – как правило, все-таки во двор. Мы имеем уборочную технику, которая работает под комитетом по благоустройству и убирает эту улицу. У нас нет синхронизации работ между уборкой наших альпинистов или наших дворников, которые выгребают мусор на улицу, и уборкой самой улицы транспортными средствами. Здесь это ручная уборка, там – автоматизированная. Соответственно, забор снега и его вывоз. Через системы также синхронизировали работу наших дворников, наших альпинистов и уборочной техники. То есть они выталкивают этот снег ровно в то время, когда там будет проезжать машина. Учитывая все-таки, что мы не можем купить на каждый двор или на каждую улицу по одной машине, это как раз помогает нам оптимизировать движение транспорта уборочного и работу наших коммунальных служб. Пример работы двух сущностей в одной системе.

- За полтора года, которые вы руководите районом, учитывая то, что вы ЖКХ сразу не стали заниматься…

- Конечно, если ты приходишь в новую сферу, ты начинаешь разбираться, что же это такое. В данном случае как минимум полгода я занимался тем, что просто вникал в суть процессов, которые заложены в деятельности района, главы администрации района. Потом уже мы стали внедрять эти технологии, тем более, как правило, они уже были готовы. То есть речь шла о том, что не все руководители знают, что это существует, что это можно использовать. Одно дело, когда ты работаешь председателем КИС и смотришь на это со стороны информатизатора, и совсем другое, когда ты потребитель этой системы или этого сервиса. И ты начинаешь в обратную сторону смотреть, на то, как должна работать система. И поверьте мне, в своей предыдущей работе я нашел огромное количество огрехов именно потому, что мы не отраслевики.

- Теперь вы пользователи.

- Вот эта связка - опыт в создании систем и пользовательский опыт – дает как раз идеальную конструкцию оптимизации работы информационной системы.

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Ивана Громова смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

- Иван Александрович, вы прогнозируете, что подобный опыт будет распространен на весь город?

- Мы все, главы, общаемся, все видят, что у кого происходит, у всех есть рейтинги, мы знаем, кто на каком месте находится относительно чего. Все, конечно, начинают спрашивать: а почему у тебя вот так, а у меня так не получается? И безусловно, все начинают перенимать этот опыт. Здесь личный пример – это самое важное и позитивное.

- Еще одна тема, важнейшая для Петроградского района, - это общественные пространства.

- Действительно, мы являемся, во-первых, старейшим районом города. У нас огромное количество объектов культурного наследия, огромное количество мест, которые притягивают внимание горожан и туристов. Но есть такие уголки, которые, к сожалению, незаслуженно были забыты по той или иной причине. Прежде всего мы их инвентаризировали. Поняли, в каких местах нам нужно приложить усилия – не только мои, усилия муниципальной власти, усилия отраслевых комитетов – для того чтобы это пространство привести в тот уголок, куда хотелось бы прийти не только мне, жителю, и жителям района, но и туристам. У нас есть такие точки, очень важные, которые мы здесь обозначили. Начали мы с того, что… У нас чемпионат мира по футболу, мы – Южная дорога, после реконструкции – яркий пример того, как можно объединить усилия нескольких отраслевых органов и получить замечательную картинку, которая потрясающее впечатление произвела на тех, кто там был.

- Я сам гуляю там, поэтому прекрасно понимаю, что это нужно. Это первая точка. Вторая зона, которая мне очень не нравится, не с точки зрения того, какая она есть, а нашего подхода, что можно сделать из нее очень интересную такую же зону, точку привлекательности, - это наша речка Карповка. Она разделяет практически весь район. Есть отрезки в этой прекрасной акватории, которые полузаброшены, полузабыты. Есть участки, которые вообще невозможны для прохода. Есть точки, которые вроде, казалось бы, должны обладать притягательной силой, но к ним нет внимания горожан, потому что там нечего делать, там неинтересно. Если мы берем наш подход, с чего мы начали. Прежде всего – понять мнение наших жителей. Что вы хотите, чтобы было на этой территории? Это многоуровневая попытка опроса жителей, людей, которые идут транзитным потоком через это место, оценка их ответов в виде некоего исследования и дальше уже работа урбанистов, которых мы привлекаем для этой деятельности, которые советуют, что можно сделать в той или иной точке. Если у тебя есть рядом несколько институтов, высших учебных заведений, если у тебя нету жилых домов – это место просится для какого-то событийного блока, где можно проводить какие-то мероприятия. Если это точка, где много жилых домов, - то это, конечно, только скверы, только парки, только тишина и озеленение. Если у тебя есть река – значит, хорошая набережная, по которой всегда интересно гулять. У тебя есть точки притяжения, которые нас просто волнуют, и волнует то, что они неразвиты. Там нет людей.

Вы знаете, Иоанновский монастырь, очень известное место на Карповке. Если мы будем двигаться в сторону Барочной 23:04 улицы, там практически 400 метров захламленной реки с захламленными берегами, где никогда никто не ходил и не гулял, потому что это просто опасно. Бродячие собаки и все прочее. В самом центре города. Около такого знакового места, как Иоанновский монастырь. Место ближайшего приложения наших сил. Мы сейчас все бросаем туда, чтобы привести это место в порядок. У нас есть наш Александровский парк, есть Кронверкская протока, которая идет через этот парк, которая тоже – место, где вы никого не увидите. Задняя сторона Мюзик-холла или Балтийского дома – там никто не гуляет. Задняя сторона Артиллерийского музея – там есть экспозиция, но там никого никогда нету, потому что никто не пойдет с Кронверкской набережной в эту точку. Пойдут в музей, но дальше - не пойдут. А Александровский парк перезаполнен людьми, но целые огромные его куски не работают для населения. Это зона охраны памятников, поэтому, конечно, там особый подход и особые отношения. Мы уже сформировали концепцию реконструкции. Есть законодательные проблемы, которые мы должны решить, и они будут решены в 19 году. Но первоначальное проектирование отдельных кусков мы уже ведем в настоящее время. Через пару лет мы приведем в порядок и эту территорию.

- Иван Александрович, каков в вашем понимании идеальный Петроградский район?

- Номер один – безопасный, номер два – чистый, номер три – интересный, номер четыре – комфортный для проживания жителей.

Новый выпуск программы «Главный+» с участием Ивана Громова смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

Текст и фото: Город+. 

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ