Как долго мы можем жить?

Исследования свидетельствуют, что предел ещё не достигнут.

С 1900 года средняя продолжительность жизни по всему миру увеличилась более чем в два раза благодаря улучшению общественного здравоохранения, санитарным нормам и изобилию продовольствия. Но новое исследование итальянцев-долгожителей указывает на то, что мы еще не достигли верхней границы человеческой продолжительности жизни.

«Если и есть фиксированный биологический предел, мы не близки к нему» — говорит Элизабетта Барби, демограф из Римского университета. Доктор Барби и ее коллеги опубликовали свое исследование в журнале Science.

Текущая рекорд самой продолжительной жизни человека был установлена ​​21 год назад, когда Жанна Калмент, француженка, умерла в возрасте 122 лет. С тех пор, насколько известно учёным, его никто не побил.

В 2016 году группа ученых из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Бронксе сделала смелое заявление о том, что г-жа Калмент была еще более необычной. Они утверждали, что предельный срок жизни человека составляет около 115 лет.

Ряд специалистов раскритиковал это исследование. «Выборка была очень маленькой, а статистика — глубоко ошибочной» — заявлял Зигфрид Хекими, биолог из Университета Макгилла.

Любой, кто изучает границы долголетия, сталкивается с двумя серьезными статистическими проблемами.

Не так много людей доживают до значительного возраста, и очень часто они не помнят, когда родились. «В такой ситуации главная проблема заключается в том, чтобы убедиться, что возраст реальный» — говорит д-р Барби.

Учёная и ее коллеги изучили записи Италии, чтобы разыскать каждого гражданина, достигшего 105-летнего возраста в период с 2009 по 2015 год. Чтобы проверить их возраст, исследователи изучили и восстановили соответствующие свидетельства о рождении.

Команда составила базу данных 3836 старейших итальянцев. Исследователи также получили свидетельства о смерти тех, кто умер в период научной работы, и определили скорость, с которой умирали различные возрастные группы.

Давно известно, что смертность начинается ещё во младенчестве и заметно сокращается в первые годы жизни. Она снова растёт среди людей в возрасте за 30, и, наконец, взлетает среди тех, кому за 70 и 80.

Если бы смертность продолжала экспоненциально расти в годы в экстремальной старости, тогда продолжительность жизни человека действительно имела бы предел, предложенный командой из Бронкса в 2016 году.

Но доктор Барби и ее коллеги обнаружили нечто странное. Среди чрезвычайно старых итальянцев смертность перестает расти — кривая резко переходит в плато.

Исследователи также обнаружили, что люди, родившиеся в более поздние годы, имеют чуть более низкую смертность, когда достигают 105 лет.

«Плато со временем снижается» — говорит Кеннет У. Вахтер, демограф из Калифорнийского университета в Беркли, который стал соавтором нового исследования. «Общее уменьшение смертности среди людей влияет даже на этот возраст»

«Мы пока не приблизились к максимальному сроку нашей жизни» — добавил он.

Брэндон Милхолланд, соавтор исследования, установившего предел человеческой жизни, задался вопросом в своей новой статье. Он отметил, что исследование ограничивалось всего семью годами в одной стране.

«Оно отразило всего лишь небольшую группу людей» признал он.

Доктор Милхолланд также рассказал о том, как команда анализировала данные. Они рассматривали только две возможности: продолжение экспоненциального подъема смертности или её переход в плато.

По его мнению, истина может быть где-то посредине: «Кажется довольно надуманным, что после экспоненциального роста вероятность смерти должна внезапно снизиться».

С другой стороны, д-р Хекими высоко оценил исследование качества своих данных и назвал выводы «очень интересными и неожиданными».

Новое исследование не объясняет, почему коэффициенты смертности сглаживаются в самом значительном возрасте. Одна из возможностей заключается в том, что у некоторых людей есть гены, которые делают их более хрупкими, чем других. Хрупкие люди умирают быстрее, чем более устойчивые.

Но д-р Хекими предположил, что могут быть и другие факторы.

На протяжении всей нашей жизни наши клетки повреждаются. Нам удается лишь частично их восстанавливать, и со временем наши тела становятся слабыми. Возможно, что на клеточном уровне очень старые люди просто живут медленнее. В результате они накапливают меньше повреждений в своих клетках.

«Это разумная теория, у которой нет доказательств» — говорит д-р Хекими. «Но мы будем продолжать над ней работать».

Низкая смертность среди долгожителей не означает, что они нашли источник молодости. Из года в год у них всё также сохраняется гораздо более высокий шанс умереть, чем у тех, кому «всего» 90.

Когда такой долгожитель умрёт предугадать почти невозможно.

Оригинал: New York Times / Перевод

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ