«Камо грядеши», Россия

Начинается всё со стратегии экономического развития и повышения качества жизни, так как стратегирование есть не что иное, как управление результатом, умение «предвидеть и направлять»

Автора теории социального государства Людвига Эрхарда спросили: «В чём успех развития немецкого государства?» Канцлер ответил «Находчивость предпринимателей, трудолюбие рабочих и умелое правительство…»

Как будет развиваться Россия сегодня и в долгосрочной перспективе? Ответить на этот вопрос можно, опираясь на чёткое понимание направлений пространственного развития страны, базовыми элементами которого является стратегия, отражённая в схемах территориального планирования. Развитие без стратегии сродни броуновскому движению молекул. Поступательное, динамичное развитие экономики в подобных условиях невозможно.

28 июня 2014 года, после долгих шестилетних баталий, был принят Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации», который обязывает в течение двух лет разработать и принять все основные документы пространственного развития страны, в том числе:

– Стратегию социально-экономического развития Российской Федерации (правильно было бы определить её как документ об экономическом развитии и повышении качества жизни людей, чтобы мы не становились заложниками принятых социальных обязательств, а реализовали более логичную модель – повышение качества жизни людей через экономическое развитие);

– Прогнозы экономического развития на долгосрочный и среднесрочный периоды;

– Основы как государственной политики, так и регионального развития;

– Прогнозы рисков и угроз национальной безопасности. 

Ключевым элементом Стратегии должна стать схема расселения Российской Федерации, которая сможет учитывать все конкурентные преимущества отраслей национальной экономики и регионов, государственные приоритеты и риски, их отражение в региональном аспекте, применительно в том числе к приграничным территориям.

Нам предстоит решить проблему удержания большой территории малой численностью населения. При относительно благополучной сегодняшней демографической динамике тем не менее на Дальнем Востоке, в Сибири, на севере страны плотность населения не превышает трёх человек на квадратный километр – это один из самых низких показателей в мире.

Создание условий для компактного расселения вдоль границ и побережий при вахтовом освоении континентальной части поможет решить эту проблему.

Ещё одна задача – остановить стихийный процесс концентрации населения в Центральной России и региональных столицах. С помощью умной, хорошо продуманной схемы расселения необходимо направить векторы экономической активности на восток и прежде всего в приграничные районы с Китаем. В отношении региональных столиц и крупных городов – мегаполисов – справедливо поставить вопрос о деурбанизации.

За период с 1994 по 2000 год законсервированный фонд нефтяных скважин на разрабатываемых месторождениях увеличился с 18,5 до 28 тысяч. С течением времени, с истощением минерально-сырьевой базы многие города на севере опустеют. А расходы, которые мы там несём на содержание и эксплуатацию коммунальной, транспортной, социальной инфраструктуры, уже сегодня в несколько раз превышают средние по стране. Да и рабочие места в основном созданы в сырьевой и бюджетной сферах.

Для всех территорий страны принципиально важно определить принципы, цели, географию и приоритеты размещения новых производств, создать схему размещения производительных сил. С учётом стоящих задач по импортозамещению важно определиться с экономической специализацией российских регионов и создать условия для межрегиональной и международной производственной кооперации.

К сожалению, наши программы – государственные, ФЦП, региональные – это, как правило, реестр пожеланий и перечень отдельных мероприятий и объектов без надлежащего ресурсного обеспечения. Оценить влияние таких программ на ВРП и качество жизни людей невозможно! А комплексный учёт всех участников инвестиционного процесса – государства, регионов, муниципалитетов, институтов развития и естественных монополий, вертикально интегрированных компаний и компаний с государственным участием – не ведётся вообще.

Если нет единого реестра таких объектов, как можно оценить результат реализации мероприятий и программ на отдельно взятой территории, будь то федеральный округ, регион или муниципалитет?

В наших управленчиских подходах часто нарушаются иерархия, логика, последовательность наших действий.

Типичный пример такого – развитие Дальневосточного федерального округа: прогнозов экономического развития – нет, Основ государственной политики – нет, понимания конкурентных преимуществ каждой территории – нет, Стратегия устарела, полноценной схемы территориального планирования – нет. Но есть программа, опять же без необходимых ресурсов. Эффект от её реализации – неочевиден.

Одной из серьёзных проблем современной России является высокий уровень меж­региональной дифференциации.

Если обратиться к статистическим данным, то выяснится, что 52% совокупного ВРП России приходится всего на 10 регионов-лидеров, в то время как на 10 замыкающих регионов – только 1,1% совокупного ВРП страны.

Почти 35% валового регионального продукта производится в Центре России, Сибири (10,3%) и на Дальнем Востоке (5,4%), Урале (14,2%) и в Приволжье (15,8%), на юге России (6,3%) и Северном Кавказе (2,43%). 

Следует отметить, что и сама методика расчёта ВРП далека от идеала. В региональный продукт мы «сбрасываем» всё: от реальной экономики и социальной сферы до расходов на содержание системы исполнения наказаний. Это принцип котла, который всё переваривает, но не даёт реальной картины состояния региональных экономик.

В ряде приграничных территорий: республики Тыва, Карелия, Калининградская область, регионы Северного Кавказа и Дальнего Востока – уровень взаимодействия с соседними государствами более высокий, чем с российскими регионами, и это создаёт угрозу территориальной целостности России. 

Данные обстоятельства дополняются другими опасными тенденциями, в частности сокращением доли инвестиционных расходов, капитальных вложений с 25% в 2007 г. до 12% в 2013 г. с ярко выраженной устойчивой тенденцией к дальнейшему снижению. Это означает, что всё меньше заводов и фабрик, дорог, школ и больниц, водопроводов строится в регионах России. И это происходит на фоне крайне низкой эффективности капитальных вложений. Объекты капитального строительства – дороги, мосты, аэропорты, объекты энергетики и др. в России – одни из самых дорогих в мире. Растёт число объектов незавершённого строительства.

Диспропорции в развитии регионов невозможно уменьшить только за счёт «бюджетного выравнивания», за счёт дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, необходима региональная политика, стимулирующая саморазвитие регионов, формирование экономического каркаса страны на основе региональной экономической специализации и межрегиональной производственной кооперации с учётом конкурентных преимуществ каждой территории.

Важно в кратчайшие сроки приступить к разработке и утверждению отраслевых и меж­отраслевых производственных балансов. Сегодня такие балансы есть только в энергетике. По другим отраслям экономики работа не ведётся вообще. Это затрудняет и прогнозирование, и планирование, и экономическое развитие регионов России.

Что мы производим и потребляем, что необходимо импортировать, как выглядит наш экспорт, как скоро можно выйти на полное импортозамещение по принципиальным позициям – на эти вопросы и отвечают производственные балансы.

Экономические санкции, которые сегодня применены по отношению к России, – хороший повод для переформатирования и развития реального сектора экономики и в первую очередь сферы материального производства, повышения уровня продовольственной безопасности страны. Однако без дополнительных практических шагов по поддержке реального сектора улучшить ситуацию на национальном рынке вряд ли удастся. Например, АПК.

Россия – девятый по ёмкости рынок в мире. Наши партнёры по Таможенному союзу переигрывают нас и технологически, и организационно, через эти страны мы открываем внутренний рынок России вместо создания собственных производств.

Что срочно необходимо сделать для обеспечения продовольственной безопасности страны? В первую очередь разработать правила, сформулировать и законодательно закрепить условия доступа на национальные рынки продовольствия для иностранных поставщиков. Эти правила должны включать в себя требования по созданию новых производств в АПК через инвестиционные проекты на российской территории с временным лагом 2–3 года.

Партнёров из Аргентины, Бразилии, КНР, Турции и других стран мы призываем инвестировать в АПК России (в кормовую базу, производство и переработку сельхозпродукции, обеспечить доступ продукции, произведённой совместно, на рынки третьих стран).

Иной уровень государственной поддержки должны получить селекционная и племеноводческая работа. Это поможет решить проблему «пятого материнского поколения», поскольку, как известно, при генетической модификации на пятом поколении генетически модифицированного материала утрачивается репродуктивная функция. Пустоцветы на полях вместо колосящейся ржи и пшеницы, животные и птицы без потомства – вот чем обернётся непродуманная политика в области АПК.

Мы покупаем суточных цыплят и яйцо, маточное поголовье свиней и КРС в Европе и Америке. Даже проблема с обеспечением мясом птицы и свининой в нашей стране решена условно. Необходимо срочно создать межрегиональные селекционные центры, а заодно усилить экологическую, селекционную и генетическую экспертизу, потому как качественное питание – главный залог здоровья нации. Мы должны определиться с экономической специализацией регионов в области АПК.

Конкурентным преимуществом продуктов из России в мире может стать продовольствие без ГМО.

Сегодняшняя ситуация – хороший повод навести порядок в земельных отношениях, заставить работать сельскохозяйственные земли на закрома Родины. Это можно обеспечить через экспертную оценку обрабатываемых земель, комиссионное обследование и изъятие необрабатываемых более трёх лет земель в Государственный земельный фонд.

Для реализации инвестиционных проектов в АПК необходима земля. Свободных земель в России практически нет. А земля – предмет продажи – часто выполняет функцию залогового обеспечения, при этом владельца или арендатора сельхозугодий практически невозможно найти.

Крупнейшими операторами на рынке молока и товарного зерна, другого продовольствия сегодня выступают иностранные компании, в том числе из США и Европы. Пришло время создать национальных операторов по основным группам сельхозпродукции для работы и на внутреннем рынке, и на экспорт.

По приоритетным отраслям АПК, где сегодня высокая доля импорта, можно пойти на то, чтобы обнулить ставки налогов и сборов на период окупаемости инвестиционных проектов, но не более 10 лет. 

Необходимы специальные технические условия для АПК, снижение финансовой нагрузки на предприятия через тарифное регулирование, в первую очередь газ, электро­энергию и водоснабжение.

Институты развития должны принимать к рассмотрению только комплексные инвестиционные проекты в области АПК: производство, переработка, транспортировка, хранение. Именно таким проектам необходимо обеспечить меры государственной поддержки за счёт средств бюджетной системы.

Важно стимулировать создание частных подсобных, крестьянских, фермерских хозяйств, воссоздать потребкооперацию. В СССР 50% вала сельхозпродукции обеспечивали частные подсобные хозяйства, это ещё и хорошая мотивация для работы на земле и вообще мотивация к труду.

К реализации задач импортозамещения можно подключить дипломатические службы. Интересный механизм применяется в Казахстане: через четырёхсторонний меморандум в работу по привлечению прямых иностранных инвестиций вовлечены Минсельхоз, инвестор, посольство и регион. Инициатору проекта ставят условие: шесть месяцев на начало реализации проекта или меморандум закрывается. Качество работы властей, в том числе дипломатических, оценивается по реализованным проектам.

Подобные меры необходимо разработать в рамках противодействия санкциям и для других секторов национальной экономики.

Eщё одна важная тема в контексте развития страны – необходимость выработки государственной идеологии, укрепления единства нации и патриотизма.

За последние годы при непосредственном участии президента страны Владимира Путина в области государственной национальной политики выработана комплексная система мер:

– утверждена Стратегия государственной национальной политики до 2025 года;

– сформировалась стройная система управления;

– реализуется федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации» и аналогичные программы на уровне регионов;

– завершается формирование системы мониторинга и раннего предупреждения межэтнических конфликтов.

Вместе с тем вопросы духовной безопасности требуют более глубокого осмысления и постоянного внимания региональных и федеральных властей. И дело вовсе не в том, что финансирование подобных мероприятий весьма скромное, хотя и в финансах тоже.

На предоставление финансовой помощи различным национальным объединениям, чья деятельность направлена на дестабилизацию ситуации в стране, «разогревание» межэтнических противоречий и активизацию центробежных тенденций, по экспертным оценкам, ежегодно выделяется около 10 млрд. долларов.

Такие гранты предоставляются на финно-угорском направлении, в работе с коренными малочисленными народами Севера, при попытках разыграть так называемую черкесскую карту, реализацию различных проектов пантюркистской направленности.

У нас же объём грантов некоммерческим организациям на реализацию проектов в области укрепления межнационального сотрудничества в 2012 году составил 13 млн. рублей, в 2013 году – ноль. И это тревожный сигнал.

Общественные отношения формируются под воздействием трёх составляющих: образования, воспитания и культуры.

Духовное оружие – наиболее опасное, потому что в отличие от обычного воздействует на умы и души тайно, постепенно и незаметно.

Статистика последних десятилетий наглядно показывает, что идёт процесс сокращения численности русского народа, сжатие русского мира.

Эти проблемы характерны также для Малороссии – Украины и Белоруссии.

Возможная причина – в либеральной идеологии, которая через индивидуализацию человека уничтожает институт семьи.

Русская историческая и духовная традиция показывает, что семья – первооснова Родины, источник рождения национальной души. И политика государства должна быть такой, чтобы три ребёнка для семьи были и материально не обременительными, и духовно радостными.

Без решения проблемы русского мира мы не можем говорить о развитии страны.

Чтобы вырастить патриота, необходима идеология. Важно вернуть национальные ценности в семью, школу, средства массовой информации.

На Украине последние 23 года шёл процесс формирования нации, в который были вовлечены полтора поколения. В результате украинскому народу даны новая история, новая идеология и новое мышление – это перевернуло мировоззрение людей и породило трагедию.

В России же образование и культура недостаточно хорошо выполняют свою первостепенную роль – воспитывать человека и гражданина. Они всё более становятся бизнесом, нарастает их коммерциализация.

Нельзя и даже опасно прививать чувство любви исключительно к малой Родине. Любовь к большой и малой Родине должны дополнять друг друга.

История показывает, что нам нужны крупные мегапроекты. В Советском Союзе таких проектов было много: БАМ, Транссиб, Днепрогэс, программы развития Черноземья и Нечерноземья, последние, к сожалению, не были до конца реализованы.

В современной России немало того, что помогло сплотить нацию: 300-летие Санкт-Петербурга, дорога Чита–Хабаровск, Олимпийские игры в Сочи, саммит АТЭС, возвращение Крыма.

Таких мегапроектов должно быть больше. Ведь они позволяют не только обеспечить духовный подъём, но и сконцентрировать ресурсы для экономического развития и повышения качества жизни людей.

Но начинается всё со стратегии экономического развития и повышения качества жизни, так как стратегирование есть не что иное, как управление результатом, умение «предвидеть и направлять»!

Автор: Игорь Албин

Статья была написана в 2014 году

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ