Новый масштаб адвоката

Два независимых друг от друга события, произошедших вчера, способны предоставить огромное количество материала для нового развития как медиа, так и гражданского общества.

Два независимых друг от друга события, произошедших вчера в Москве, способны предоставить огромное количество материала для нового продуктивного развития как медиа, так и гражданского общества. Как бы громко это не прозвучало. Но это «громкость» кажется таковой только на первый взгляд. 

Событие первое: обсуждение взаимодействия институтов гражданского общества и органов судейского сообщества с точки зрения обеспечения конституционных ценностей, которое проходило вчера в Совете Федерации.

Событие второе: статья, опубликованная РБК в разделе «Мнения», посвященная эффективности защиты «своих» в разных профессиональных группах на примерах нескольких событий последних месяцев.

О чем говорили в Совете Федерации. Как часто бывает, официальное сообщение не дает возможности полноценно понять суть обсуждения. Но конспект его на сайте федеральной палаты адвокатов помочь способен: 

1. Замминистра юстиции Денис Новак озвучивает проблему взаимодействия адвокатуры с судьями. По его словам, «адвокатура – один из важнейших институтов гражданского общества и неотъемлемый элемент системы правосудия, адвокат – равноправный участник судопроизводства, наряду с государственным обвинителем и судом. Только при равноправном функционировании этих трех элементов будут достигаться цели правосудия».

Он же показывает путь решения: «Именно органы судейского сообщества должны взять на себя инициативу выравнивания процессуального положения стороны обвинения и стороны защиты. Именно в таких условиях будет расти доверие граждан к судебной системе и в целом к правосудию».

2. Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отмечает, что адвокатура является единственным носителем «законного титула» института гражданского общества. 

ВИДЕО

«Меня беспокоит абсолютно неестественное отчуждение, возникшее между судом и адвокатурой, между судьями и адвокатами. Создалась ситуация, когда судьи относятся к адвокатам как к представителям преступного мира… А адвокаты в данной ситуации вынуждены относиться к суду как к институту, продолжающему волю исполнительной власти. Если адвокат двинется к совещательной комнате, это рассматривается как нападение на судью, тогда как обвинитель входит туда беспрепятственно». 

По его мнению, в связи с такой сложившейся в паре «судьи — адвокатура» ситуацией необходимо начать серьезную и публичную дискуссию. «Было время, когда адвокаты чувствовали себя действительно частью системы правосудия. Нам следует к этому опыту вернуться».

3. Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант еще раз обращает внимание на то, что адвокат, безусловно, единственный уполномоченный законом представитель гражданского общества в суде и одновременно участник судопроизводства. Таким образом, статус адвоката абсолютно уникален. Одним из непреложных условий того, чтобы правосудие было и общество верило в него, является сильная, активная и востребованная, прежде всего самим судом, работа полпреда гражданского общества – адвоката, озвучивает он.

Статья же в РБК прямо указывает: эффективно защитить «своих» получается у тех профессиональных групп, которые способны к самоорганизации и при этом обладают кредитом доверия в обществе. При этом, делает подробный разбор ситуаций с анализом факторов, влиявших как на успех, так и на неудачу:

1. По степени консолидации сообщества и наличию внутренних горизонтальных коммуникаций в числе лидеров, пожалуй, окажутся медики и журналисты. А наиболее слабой из названных выше групп, как ни странно, будут предприниматели.

Контакты с обычными гражданами наиболее широкими, очевидно, являются у врачей — так как все люди периодически болеют и обращаются в медицинские учреждения. Возможность влияния на массовую аудиторию, безусловно, есть у журналистов, музыкантов и актеров. Наиболее заметные представители этих профессий пользуются уважением в обществе. А вот с адвокатами и бизнесменами люди в повседневной жизни сталкиваются реже, и представление о представителях этих профессий сложно назвать позитивным.

2. Отдельно анализируется «потенциал массовой мобилизации». Авторы берут в качестве примера Москву и делают вывод о том, что в большом городе проще собрать «группу поддержки», начать кампанию в социальных сетях и привлечь внимание СМИ. 

С этим лично я не соглашусь сразу по нескольким причинам. Московские события по умолчанию подаются в качестве «федеральных», что на практике почти невозможно ни в одном другом городе, включая Санкт-Петербург. Так что не размер тут имеет значение. Кроме того, мобилизация не может и не должна рассматриваться в качестве значимого фактора, если речь идет о системных изменениях, а о не наращивании протестной активности. Считаю, более правильным было бы говорить о неравнодушии граждан, об осознании перечисленных проблем в том числе и как своих, сопереживании им.

3. О каналах коммуникации. Это группа факторов про отношения с властью — наличие у сообщества регулярных каналов для коммуникации с властью и степень зависимости власти от данной профессиональной группы. По первому критерию могут выделяться предприниматели, а также адвокаты, объединение которых — Федеральная палата адвокатов — действует на основе специального закона и обладает высокой степенью автономии. 

Верно отмечается парадокс, заключающийся в том, что подобные статусные каналы не дают желаемого эффекта, если соответствующие профессиональные группы не имеют должной репутации в обществе. Если группы объективно зависят от власти, но власть гораздо меньше ощущает зависимость от них — эффект ослабляется. Это прямыми словами о том, что «надо быть ближе к людям». 

Вывод, который делают авторы статьи, удивительным образом совпадает с озвученным в Совете Федерации: адвокатское сообщество может (и должно) сыграть важную роль в оздоровлении как правоохранительной системы страны, так и в целом — гражданского общества. И если это звучит одновременно и независимо друг от друга на разных площадках, разных уровнях и от авторов, преследующих отличающиеся друг от друга цели — такое «совпадение» вряд ли является простым совпадением. 

Другой вопрос, готово ли к нарастанию своей роли в обществе адвокатское сообщество и — как оно таким моментом воспользуется. Потому как шансы имеют особенность как появляться, так и исчезать, если их не использовать.

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ