Ответ экспертов на претензии к историческим паркам "Россия - моя история"

Мультимедийные исторические парки «Россия – моя история» стали событием не только в столице, но и во многих регионах нашей страны.

К проекту высказали претензии члены некоего Вольного исторического общества. Эксперты, историки, педагоги и авторы экспозиции на состоявшейся вчера пресс-конференции ответили им. Говорят создатели экспозиции, историки, представители Министерства образования и науки:

«Всего лишь прийти и посмотреть»

Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов). Фото: М. Родионов / Православие.Ru
 

Епископ Егорьевский Тихон, председатель Патриаршего совета по культуре:

– Мы работаем над историческими парками «Россия – моя история» совместно с историками ведущих академических институтов и вузов страны уже пять лет. 

Замысел мультимедийного погружения в историю настолько, насколько это интересно каждому, – будь ты подросток или взрослый человек, ‒ возник в 2012-м году. Тогда мы готовили экспозицию, посвященную 400-летию Дома Романовых – не столько самой династии, сколько периоду их правления. 

Эта увлекательная для нас работа оказалась необычайно востребованной. Когда в 2013-м году открылась в московском Манеже первая выставка, то очереди из желающих ее посмотреть стояли порой более пяти часов: змейкой от Манежа до гостиницы «Москва» и далее от Исторического музея до храма Василия Блаженного. Сроки проведения выставки неоднократно продлевались. Мы, честно говоря, не ожидали такого огромного и доброжелательного внимания. В день экспозицию посещали от 16 до 18 тыс. человек. 70-75% из них – молодежь. Многие признавались, насколько важно для них оказалось узнать так наглядно и доступно свою историю, что, по словам посетителей, было подобно тому, что люди знакомились сами с собой. Потом на выставку стало приходить множество учителей. «Всё это очень интересно, наглядно, – говорили они и интересовались: – Можно ли приходить с классами?» 

На следующий год мы подготовили экспозицию периода от древних времен до Смутного времени, условно назвав ее «Рюриковичи». Вокруг этого проекта объединились историки и педагоги Института истории РАН, РГГУ, Московского педагогического государственного университета, Ассоциация учителей истории. На наши запросы откликнулись практически все значимые архивы Российской Федерации. Все вместе мы готовили следующую экспозицию и корректировали предыдущую. 

Следующие два года мы работали над периодом от революционных событий до нашего времени. После того как мы запустили первые две экспозиции, нам стали одна за другой приходить просьбы показать выставку вне Москвы. Насколько это было в наших силах, мы шли навстречу: раза три-четыре вывозили экспозицию. Однако это оказалось сложно и очень затратно. Тогда же поступили предложения открыть подобные исторические парки по всей стране. 

На сегодняшний день исторические парки открыты в Уфе, Екатеринбурге, Ставрополе, Якутске, Махачкале, Самаре, Тюмени, Казани, Омске, Новосибирске, Южно-Сахалинске, Нижнем Новгороде, Волгограде, Санкт-Петербурге, Перми, Москве. На очереди Владивосток, Саратов, Ростов-на-Дону, Челябинск, Краснодар. 

В чем главная задача экспозиции? Показать историю страны максимально объективно, увлекательно и, что особенно важно, заинтересовать историей в первую очередь молодежь, с тем чтобы посетители сами стали исследователями заинтересовавших их тем. Возможности для этого сегодня, конечно, имеются. Мы создавали наши экспозиции, избегая триумфализма и фанфар, но, безусловно, без ставшего уже привычным за последние десятилетия очернительства. История нашей страны изобилует поразительными победами, но и тяжелейшими поражениями, несомненными достижениями, но и трагическими ошибками. Мы взяли себе целью всё это показать, опираясь на документы, свидетельства современников и оценки историков, объяснить, почему то или иное с нами происходило? Где корни ошибок и каковы условия побед? 

Экспозиция исторического парка «Россия – моя история» включает более 7000 оригинальных исторических очерков и статей. Огромное количество исторических документов загружено в тач-скрины, и каждый, кто заинтересуется каким-либо документом, может его открыть. Более 6000 цитат размещены по всему объему интерактивной выставки. Создано 19 короткометражных фильмов. Заверстано более 13 000 иллюстраций и фотографий. Представлено более 40 игровых приложений – поскольку в эти исторические парки приходит много молодежи и детей. 

С 2013 года и по сей день исторический парк «Россия – моя история», включая экспозиции в регионах, посетили более 4-х млн человек. 

Конечно, на нас лежит огромная ответственность. Прежде всего, в плане достоверности. Поэтому мы с благодарностью принимаем критику. Все критические замечания разбираются на заседаниях наших советов. С чем-то мы соглашаемся, что-то мы признаем неверным. 

Когда мы прочли критику Вольного исторического общества, то, честно говоря, пришли в серьезное недоумение. Нам, например, бросают упрек в том, что при освещении периода правления Иоанна Грозного не рассказано о взятии Казани, – но у нас целый раздел посвящен взятию Казани, а в рамках регионального компонента в Республике Татарстан (исторический парк в Казани) под эту тему выделен отдельный стенд. Нам говорят, что на выставке обеляется Иоанн Грозный, но в экспозиции об ужасах опричнины повествует целый стенд, где есть отдельные статьи об убийствах неповинных людей, в том числе святителя Филиппа и преподобномученика Корнилия, о кровавом новгородском походе, о Малюте Скуратове, статья собственно об опричнине. Нам бросают совершенно фантастическое обвинение в том, что якобы мы утверждаем, что декабристы были агентами иностранной разведки, но это просто смехотворно: никогда даже упоминания об иностранных разведках в материалах, связанных с декабристами, на выставке не было. На таком уровне дискуссию вести очень сложно. 

Составители обращения точно действуют по принципу «лишь бы придраться». Спрашивают: «А вот картошка – действительно ли распространялась в России при Екатерине II?» Отвечаем: «Действительно распространялась. Годы правления Екатерины II – 1762-1796. Распространению картофеля посвятил свои труды выдающийся русский ученый, ботаник и лесовод, один из основателей агрономии и помологии в России ‒ А. Т. Болотов. Именно он внес большой вклад в признание в России картофеля сельскохозяйственной культурой. Об опыте разведения картофеля он написал в журнале ‟Сельский житель” за 1778 год. В 1788-м году Иван Комов в своем трактате ‟О земледелии” отмечал, что ‟из всего овоща нет полезней земляных яблок; яблоки же земляные заменой хлеба служат”. В 1765-м году российское правительство выпустило ‟Наставление о разведении земляных яблок; называемых потетес” – краткую энциклопедию по картофелеводству. Это издание в количестве 10 000 экз. было разослано бесплатно всем губернаторам». 

Ну, и так далее. 

Цитата из Ивана Аксакова (фрагмент экспозиции исторических парков «Россия – Моя история») и скан газеты «Русь» от 29 ноября 1880 г.
Цитата из Ивана Аксакова (фрагмент экспозиции исторических парков «Россия – Моя история») и скан газеты «Русь» от 29 ноября 1880 г.

В экспозиции, как я уже отмечал, у нас приводится более 6000 цитат. Из этих цитат нам указали на несколько неверных. Оказалось, что действительно две ошибки мы допустили. Мы принесли извинения и сняли две цитаты: в 2015-м году ‒ святителя Луки (Войно-Ясенецкого), это достаточно широко известные слова, первоисточник которых мы, впрочем, действительно так и не нашли, и в 2016-м – неподтвержденную   цитату, приписываемую Отто Бисмарку. 

В своем письме ВИО не упоминает о снятии и о наших извинениях по поводу этих двух цитат, представляя дело так, что они до сих пор находятся на экспозиции. Вдобавок они объявляют фейковой цитату Ивана Аксакова: «...Если... поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, – знайте, что какая-либо западноевропейская держава готовит бессовестнейший захват чьей-либо чужой земли...», ‒ но на эту цитату есть надежный источник: газета «Русь», № 3 за 1880 год. 

Также выдвинуты претензии относительно слов Билла Клинтона, источники также найдены: учебник МГУ «История России. 1917-2004 гг.: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2005, с. 642. – Авторы – преподаватели исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, доктора исторических наук А. И. Вдовин и А. С. Барсенков. По цитате Маргарет Тэтчер проводится источниковедческая проверка.   

Мы благодарны любой конструктивной критике. Будем обсуждать замечания, и если выяснится, что они обоснованы, устранять ошибки. Но дискуссия на уровне болезненных фантазий, примитивных и очевидно абсурдных аргументов, изложенных в обращении Вольного исторического общества, вызывает лишь печальную в данном случае констатацию непрофессиональных, вульгарных и ангажированных нападок. 

Исторические парки, открытые по стране, уже живут своей жизнью. Они стали событием не только для столицы, но и для регионов. На этих площадках возникает и реализуется масса интересных инициатив. Чтобы самим понять, что это за явление, приглашаю прийти и увидеть всё своими глазами. 

История – ресурс консолидации или поле битвы?

Юрий Александрович Петров, директор Института российской истории РАН
 

Юрий Александрович Петров, директор Института российской истории РАН:

– Владыка Тихон упомянул о 2012-м годе, когда еще только возник замысел создания исторических парков, – я тогда присутствовал на одном из самых первых его докладов по данному проекту и сразу оценил и глубину замысла, и размах намеченных работ, и пользу этого начинания для популяризации истории. Потом мы сотрудничали в работе над созданием нового историко-культурного стандарта, как основы нового школьного учебника по истории России. В конце концов мы стали работать вместе, когда наш Институт стал консультантом тех выставок, которые проходили сначала в Манеже, а теперь открываются по всей стране. 

Проблема достоверности исторических сведений – одна из острейших в современном мире. История может быть ресурсом консолидации, а ее, к сожалению, все чаще делают полем битвы. Об этом свидетельствуют снос памятников нашим воинам в Польше и другие подобного рода события. Поэтому, работая с историческими данными, надо быть максимально точными и правдивыми. Я должен со всей ответственностью заявить, что содержание исторических парков «Россия – моя история» соответствует историко-культурному стандарту, и потому эти экспозиции не только могут, но и должны быть историко-просветительским инструментом в деле образования и воспитания молодежи. Это необходимо предписать неким нормативным актом, закрепив за этими историческими парками определенный статус в образовательных учреждениях. 

Что касается создавшего информационный повод так называемого Вольного исторического общества... Почему «так называемого»? Потому что у нас есть Российское историческое общество, нацеленное на консолидацию сообщества историков. А в слове «вольное» я слышу заявку на конфронтацию: «Мы ‒ вольные, а все остальные не такие». Тем более что уровень критики, с которой это общество выступило, меня сильно разочаровал и не внушает никакого уважения. Бывает разная критика. Есть конструктивная, нацеленная на реализацию общих дел, проектов. А есть заушающая, которую можно охарактеризовать афоризмом В. О. Ключевского: «Некоторые думают, что стоит только обозвать всех дураками, чтобы прослыть умными». К сожалению, в современном Интернет-пространстве это обычное явление. Делаются какие-то громкие заявления с целью замарать кого-то или что-то, и это выдается за некую полемику, хотя аргументы могут приводиться заведомо ложные и клеветнические. Я думаю, что в данном случае произошло подобное. Ощущение от предъявленных претензий такое, что люди либо не видели этой выставки, либо нечто предвзятое пытаются ей приписать. 

Например, некий панегирический уклон в изображении всех без исключения царей и то, что никто, кроме правителей, что ставит их вне всякой критики, не был наделен, с точки зрения авторов выставки, правом думать о благе страны, – это некорректные выпады. Я с полной ответственностью заявляю, что ничего этого в историческом парке «Россия – моя история» нет. Все цари, независимо от того вклада, который они внесли в историю державы, начиная от Иоанна Грозного и далее, включая Петра I, Екатерину Великую и др., – представлены многогранно. У них были сильные стороны, но присущи им были и ошибки, более того, они совершали преступления. Поэтому утверждать, что цари в рамках экспозиции стоят якобы на пьедесталах, не вижу оснований. Что касается того, что, помимо царей, некому было подумать о благе России, – это тоже притянуто за уши. На выставке представлены государственные и общественные деятели, военные и дипломаты, революционеры и консерваторы, – российское общество во всей своей гамме, содержательно и корректно. Никаких отклонений от исторической картины прошлого в рамках экспозиции нет. Это очень хорошее пособие для расширения знаний о России. 

Увлечь изучением истории

Александр Борисович Безбородов, исполняющий обязанности ректора РГГУ
 

Александр Борисович Безбородов, исполняющий обязанности ректора РГГУ:

– В последние годы в России сформировалась во многом уникальная образовательная площадка под названием мультимедийный парк «Россия – моя история». Она открыта общению со СМИ, со школьниками, молодежью и вообще со всеми, кто изъявляет желание вступить в диалог. В том числе открыта критике – к сожалению, не всегда взвешенной. 

Уровень предъявленных ВИО претензий, увы, оставляет желать лучшего. Нам указывают, например, на акцентирование в экспозиции «ереси жидовствующих», но этой теме посвящена одна статья в коллаже, включающем в себя семь тем и, соответственно, статей. Если коллег смущает название ереси, так это термин, признанный в науке, у авторов экспозиции вовсе не было и намека на проявление антисемитизма. Тут же вменяется, что «разногласия внутри самой Церкви (нет якобы ни слова о борьбе иосифлян с нестяжателями) всячески затушевываются». Но отношениям преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского посвящена отдельная статья в этом же коллаже. 

Экспозиция «Россия – моя история» построена так, что видны не только внешние результаты правления того же Иоанна Грозного, но и раскрываются мотивы его действий. Здесь можно прочитать и то, что он сам думал о своем правлении, и то, как его воспринимали современники, и то, как оценивают историки. Каждая личность, конкретное событие представлены в обширном историческом контексте и вписываются в цивилизационное поле, что позволяет соблюсти чрезвычайно важный принцип историзма и учесть цивилизационный подход в осмыслении происходящего и деятельности той или иной исторической фигуры. 

В исторических парках представлен серьезный научный проект. Крупнейшие архивохранилища страны, такие, как архив Президента РФ, Государственный архив РФ, Российский государственный архив экономики, поделились с организаторами выставки уникальными документами. Так что по ним можно проводить источниковедческие исследования непосредственно в разделе, посвященном периоду с 1945 года по наши дни. 

Важно отметить образовательное и воспитательное значение проекта. Нам небезразлично, каких абитуриентов мы принимаем в высшую школу из средней общеобразовательной. Сегодня РГГУ вместе с Институтом российской истории РАН, Московским педагогическим государственным университетом проводят на этих площадках в еженедельном режиме массу занятий со школьниками. Сейчас идет работа над включением в экспозицию тестов, позволяющих подготовиться к единому государственному экзамену (ЕГЭ). 

Когда мы говорим о преподавании, с определенной долей академизма, истории в вузах и школах, мы не должны забывать о том, что школьникам и студентам должно быть все же интересно. Иначе все педагогические усилия напрасны. Мультимедийные парки «Россия – моя история» позволяют увлечь учеников изучением истории. Это главное. 

Педагогическая находка

Алексей Владимирович Лубков, член-корреспондент РАО по Отделению общего среднего образования, ректор Московского педагогического государственного университета
 

Алексей Владимирович Лубков, член-корреспондент РАО по Отделению общего среднего образования, ректор Московского педагогического государственного университета:

– Надо с полной ответственностью заявить, что тот проект, о котором мы сегодня говорим, ‒ мультимедийные исторические парки «Россия – моя история», – состоялся. То единое информационнно-медийное пространство, которое создано в исторических парках по всей стране, сегодня востребовано школьниками, студентами, родителями, педагогами. 

В этих парках меняется само восприятие истории. Вот ты подходишь к 57-му павильону ВДНХ и слышишь, как звучат слова А. С. Пушкина из письма П. Я. Чаадаеву: «...клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, какой нам Бог ее дал». А после ты погружаешься в созерцание экспозиции, перед тобой встают картины прошлого, ты слышишь звуки тех эпох, тактильно можешь соприкоснуться с бытом людей того времени... Это очень важная педагогическая находка: одарить молодых граждан России чувством сопричастности к великой истории нашей страны. Здесь молодые люди могут вступить в чрезвычайно продуктивный для их внутреннего становления диалог с историей. 

Уже упоминаемый коллегами историко-культурный стандарт – есть основа для создания национального историко-культурного нарратива, в рамках которого формируется аксиологический и гносеологический код современной культуры. В истории есть очень трудные вопросы, и никаких однозначных ответов давать на них нельзя, – и в исторических парках этот принцип соблюдается. А вот «вольные историки» попытались однозначность интерпретаций намеренно в экспозиционное пространство «вчитать». При ведении профессиональной дискуссии недопустимо приписывание оппонентам несуразностей. 

Почему, допустим, вменяется трактовка Аркаима как единственного памятника дославянского времени на территории России, – в экспозиции он нигде не назван таковым. О нем рассказано как об одном из важнейших археологических открытий 1980-х. При этом вопросов у ученых в отношении него остается больше, чем ответов, – что и отмечено при его подаче. Экспозиция исторического парка постоянно пополняется, в ближайшее время можно будет ознакомиться с такими историческими памятниками, как Херсонес, Дербент, Булгар. Они уже присутствуют в региональных парках и будут включены в основную экспозицию. 

 

Нарекания вызвала и актуализация истории, которая, мол, не всегда допустима, так как необходимо прививать школьникам навыки исторического мышления. А как же живая связь между прошлым и настоящим? Существуют же аналогии! Пусть они не всегда уместны, но те или иные развилки истории Россия, так или иначе, проходит. Мы должны уметь извлекать уроки из истории, а без актуализации это невозможно. 

Представителей ВИО задела за живое концепция «информационной войны», но о «летучих листках» как главном инструменте ее ведения против Русского царства и Иоанна Грозного говорится в книге А. А. Зимина, А. Л. Хорошкевич «Россия времен Ивана Грозного» (и Зимин, и Хорошкевич – доктора исторических наук, «Наука» – академическое издательство; они отмечали: «Общественное мнение Европы формировали ‟летучие листки”, изображавшие Ивана IV чудовищем»). Авторам экспозиции известны диссертации, защищенные на Западе, о тамошних памфлетах против Грозного. Есть сведения о том, что австрийский историк Андреас Каппелер обнаружил в архивах 62 «летучих листка», различных по содержанию, относящихся ко времени Ливонской войны. Царь Иоанн IV, как и все русское общество, в них карикатурно обезображены – это варвары, несущие угрозу просвещенной Европе. Как установил Каппелер, такая пропагандистская продукция отпечатывалась в походных армейских типографиях, которыми заправлял польский дворянин Лапчинский. Также известно, что управляющий английской Московской компании Джером Горсей, рассказывая о походе опричников на Новгород, сообщает, что московиты убили 700 тыс. человек, – и это при населении Новгорода примерно в 30 тыс. жителей (некоторые источники говорят о 60 тыс. новгородцев).   

История жива, и мы живые. Меняется культурно-исторический контекст, и каждый из нас меняется. Дай Бог, чтобы оставались неизменными наша любовь, сострадание, возможность эмоциональной вовлеченности как в радости, так и в скорби современников и прежде живших людей, – так и создается (прежде всего, у юных граждан страны) это отмечаемое в исторических парках «Россия – моя история» гармоничное высокое чувство сопричастности истории. 

Исторические парки дают прекрасные возможности

Андрей Евгеньевич Петров, заместитель председателя правления Российского исторического общества
 
Андрей Евгеньевич Петров, заместитель председателя правления Российского исторического общества, директор Департамента государственной политики в сфере общего образования Министерства образования и науки Российской Федерации:

– Обращение Вольного исторического общества было направлено в адрес министра образования и науки Ольги Юрьевны Васильевой. Вопрос о возможности использования мультимедийных исторических парков «Россия – моя история» в образовательном процессе в Министерстве образования и науки рассмотрели еще в сентябре прошлого, 2016 года. Тогда же министерство провело необходимое рецензирование контента, который содержится в исторических парках, и, одобрив его, выпустило рекомендации, которые, к радости учеников и педагогов, поступили в школы и образовательные учреждения. 

1 декабря этого года в Министерстве образования и науки проходило традиционное совещание с министрами образования субъектов Федерации, республик, областей. Мы говорили о новых возможностях использования исторических парков «Россия – моя история» в образовательном процессе. Потому что когда мы год назад давали наши первые рекомендации, ситуация была одна, сейчас мы имеем дело с проектом уже всероссийского масштаба, который становится доступен в регионах. Если раньше мы могли разве что посоветовать заглянуть со школьниками в Манеж во время ноябрьской поездки в столицу, то теперь современные, оснащенные всеми мультимедийными возможностями, содержащие прекрасный контент исторические парки есть уже в 16 городах по всей стране. И не использовать их в интересах учеников неправильно. 

В Министерстве образования и науки я работаю сравнительно недавно. До этого я был секретарем Российского исторического общества. Его формирование шло параллельно с созданием исторических парков «Россия – моя история», и замечательно, что работа общества и команды проекта синхронизированы. Несколько лет назад мы все вместе работали по поручению Президента России Владимира Владимировича Путина над концепцией преподавания историко-культурного стандарта и единым учебником по истории России. Относительно локальная задача тех лет по созданию единого образовательного пространства в области преподавания истории сегодня расширена до создания такового по всем предметам во всей стране. Мы в наших рекомендациях обращаем внимание на то, что содержание исторических парков может быть востребовано отнюдь не только при проведении уроков истории, но также обществознания, литературы, основ православной культуры и других школьных предметов. Исторические парки дают прекрасные возможности для развития межпредметных связей. 

Сколько, помню, в свое время было сломано копий при обсуждении единого историко-культурного стандарта, – и что мы получили через три года дискуссий? Объединение нашего общества вокруг постижения истории, причем некоторые трудноразрешимые вопросы нашего исторического бытия так прямо и названы «трудными вопросами истории». Как их можно рассматривать? Только в историческом контексте. Где его взять? Он и представлен в исторических парках. Это уже не 200-страничный учебник, где, как бы ни старались авторы, а максимально полную, зримо представляемую палитру происходящего не обрисуешь. Слава Богу, что у системы образования появилась возможность, почти везде безвозмездно (кроме одного региона), использовать для обучения школьников и студентов исторические парки «Россия – моя история».

Источник

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ