Письмо пионера

Будни детских писателей могут быть весьма и весьма ужасающими. Как выяснилось...

Мой дедушка, Вильям Федорович Козлов, был известным детским писателем. Каждый день почтальон приносил ему стопку писем от благодарных детишек. Юные читатели просили продолжения романов. Один, наиболее впечатленный дедушкиным творчеством мальчик, по имени Вася, заваливал писателя письмами с вопросами о героях: кто они и как сложилась их судьба после окончания романа. Дедушка старался ответить на все тревожащие мальчика вопросы в обратных письмах, но читатель никак не успокаивался. Ответы, видимо, не удовлетворяли его, и он вновь и вновь присылал новые послания со все более странными требованиями... 

Дедушка отличался терпением и любовью к своим маленьким почитателям, но мальчик стал откровенно его напрягать. В конце концов, настырный юнец вынудил дедушку написать ему очередное строгое письмо с просьбой относиться проще к прочитанному и стараться расширять свой литературный кругозор и фантазию. Дедушка специально для Васи составил список интересных, подходящих для мальчика его возраста запутанных книг-головоломок. Положив письмо в почтовый ящик, Вильям Федорович облегченно вздохнул в надежде, что юный читатель последует его совету и переключится на более закрученные сюжеты, которые посоветовал прочитать его кумир. 

Дедушка, конечно, хотел таким образом окончательно запутать юную головку, по возможности отвлечь от своей персоны… Он предложил мальчику открыть новые удивительные миры, самому пережить увлекательные приключения. 

Каково же было его удивление, когда через неделю пришло очередное письмо на несколько страниц от того же пионера Васи! На сей раз оно имело уже ультимативный характер и через каждое слово пестрел изощренный мат! Оскорбления обрушились шквалом на седую голову детского писателя, а в конце письма была угроза жестокой расправы, если дедушка в течение нескольких дней не начнет писать продолжение любимого васиного романа. При этом отправитель требовал жесточайшего контроля над всем тем, что дедушка будет писать. Каждая буква должна быть согласована с новоиспеченным соавтором, а действия двигаться по предложенному им же сценарию. На отдельной странице мальчик выстроил целую сюжетную линию, которая привела в шок и ужас испуганного Вильяма Федоровича. 

Автор идеи предлагал ввести в детский роман сцены секса и насилия! Буквально в первой главе герой должен был убить своего отца и изнасиловать мачеху. Сцены сексуальных извращений были описаны с чудовищным педантизмом. Дальше шли рассуждения с шизофренически болезненными деталями, от которых волосы у дедушки встали дыбом. 

Немного напуганный таким неожиданным поворотом в отношениях с маленьким читателем, писатель даже начал искать в этом свою вину. Возможно, думал он, именно его книги повредили тонкую, незащищенную детскую психику. 

«Может, вообще прекратить писать для детей? - огорченно подумал он. - Меня же могут элементарно посадить в тюрьму, если докажут, что мои книги воздействуют на детей таким образом». 

Дедушка твердо решил выяснить, кто же такой этот пионер Вася, который так своеобразно воспринял его творчество. Взволнованный писатель судорожно начал искать конверты, которые отсылал ему поклонник. Среди сотни стопок он отыскал пятьдесят писем от мальчика. Весь вечер озадаченный Вильям Федорович прочитывал каждую строчку, написанную пионером. Нахмурив недоуменное лицо, дедушка никак не мог понять, что же произошло с хорошим, светлым мальчиком?! Почему в начале их почтового диалога он был так добр и наивен, и что могло ввести ребенка в такое состояние? Конечно, у дедушки присутствовало чувство ответственности за свои труды, он судорожно прокручивал в голове все свои сюжеты. Ведь подростки, думал он, очень эмоционально воспринимают написанное, порой из невинной фразы могут сделать чудовищный вывод. Он всерьез стал опасаться за свою жизнь. «Возможно, меня постигнет судьба Джона Ленона»,- бормотал про себя дедушка.

Писатель решил на время затаиться и не стал сразу отвечать помутившемуся рассудком мальчишке. При виде почтальона его охватывал ужас и страх: вдруг опять от Васи письмо пришло?!

Вася, видимо, тоже, занял выжидательную позицию. Несколько месяцев - ни слуху ни духу. Писатель начал уже потихоньку забывать инцидент с пионером… Дедушке опять стали приходить добрые и теплые письма от восторженных девочек и мальчиков. Отвечать на них он, конечно, перестал, но с удовольствием и гордостью складывал в специальный ящичек. Про Васю дедушка попытался совсем забыть, убедив себя в том, что пионеру, наконец-то, стало стыдно за свое скверное поведение и он решил по-детски отступить. И в душе писателя опять воцарился покой.

В очередной раз просматривая почту, дедушка наткнулся на письмо из ленинградской психиатрической лечебницы. Вильям Федорович занервничал, что его творчеством уже заинтересовались врачи, и, наверное, скоро он окажется в смирительной рубашке - прикованный к койке! А его детские книжки будут вещественным доказательством в его истории болезни, а впоследствии - пособием по вопросам растления малолетних. Позор ляжет на его бедную старую голову, какой же позор! Наверняка, это коварная месть Васи! Мерзавец решил таким образом уничтожить доброе имя писателя и навеки запереть его в психушке. Все-таки надо было написать то, что предлагал Вася, возможно, это не так и безумно было! «Зачем я вообще начал писать!» - голосил дед, трясущимися руками вскрывая конверт. Письмо было от главврача дурдома по фамилии Гельцер. 

«Уважаемый Вильям Федорович, все наши сотрудники являются почитателями Вашего таланта. В нашей клинике есть библиотека. Самая большая Ваша поклонница - это старшая медсестра Наталья Ивановна, которая буквально живет Вашими текстами. Свою любовь к Вашему творчеству она попыталась перенести на своих подопечных во время так называемых литературных часов. Надо сказать, что проходили они регулярно и с неизменным успехом! После чтения мы часто обсуждаем прочитанное и делимся впечатлениями от услышанного. Мы заметили, что такие мероприятия очень благотворно сказываются на психологическом состоянии больных! А в нашей сложной профессии – это главное! Но, как говорится, нет худа без добра….

Один из наших постоянных пациентов, Василий Петрушин, страдающий тяжелой формой шизофрении, очень положительно воспринял “ литературную терапию”. Его вниманием всецело завладело Ваше творчество. Наталья Ивановна, да и мы все, видели в этом некий сильный стимул к выздоровлению. Он стал тих, много читал, начал что-то писать сам и производил впечатление человека, вставшего на путь просветления. К сожалению, мы заблуждались! Месяц назад Василий впал в глубочайшую депрессию. На ежедневных беседах с лечащим врачом вскрылись причины и ужасающие подробности его состояния.
Василий поведал нам, что давно состоит с Вами в переписке, что он предлагал Вам соавторство, но Вы отвергли его идеи. Это и послужило причиной психического коллапса. Василий пытался самостоятельно написать задуманное, но дальше трех страниц дело не пошло….

Дело в том, что Василий имел право на переписку с родными. Воспользовавшись этим, он стал писать Вам. Смею предположить, как лечащий врач Василия, что письма к Вам могли носить неадекватный, порой угрожающий характер. Данное предположение появилось у меня после прочтения последнего, неотправленного Вам письма, найденного у Василия в тумбочке. В этой связи, приносим Вам свои извинения за недолжный контроль и недопустимое поведение нашего пациента.

Всегда почитали Вашего таланта, коллектив психиатрической больницы № 25».

Дочитав письмо, дедушка аккуратно положил его в ящичек к остальным и отправился на кухню. Там он достал бутылку и рюмку, сел за стол и выпил взрослого напитка. Помолчав, выпил еще…

Екатерина Козлова

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ