Сергей Боярский: "Жду от Петербуржцев честного разговора"

Сергей Боярский в интервью агентству Flash Nord ответил, зачем он собирается в Государственную думу и чем там хотелось бы заниматься.

...Получив экономическое образование, Сергей Боярский стал довольно успешным предпринимателем, которого привлекла политика. Сейчас он является гендиректором и главным редактором телеканала «Санкт-Петербург» и возглавляет Совет сторонников партии «Единая Россия». О том, какой капитал во всех смыслах этого слова он получил от популярности отца, и как «хрустальные мальчики» становятся мужчинами и политиками, Сергей Боярский рассказал в интервью агентству FlashNord.

— Сергей Михайлович, вы помните свои первые заработанные сто рублей? Как они достались?

— Это было еще в студенческие годы. Как ни странно, довелось поработать распространителем листовок на выборах. Это был, по-моему, 1994-й или 1995-й год. Тогда я ходил на экономические курсы при университете, и нашей группе предложили такую подработку.

— Сколько вам платили?

— Не помню, но сто рублей там точно было. Все были безумно рады этому заработку. Я относился к работе добросовестно, аккуратно раскладывал по одной листовке в каждый ящик. В то время доступ в подъезды был свободный, всё было открыто настежь, никаких домофонов и других препятствий не было. Потом мы ходили по квартирам и агитировали за нашего кандидата. Правда, фамилии его сейчас уже не помню. Тогда же для меня стало настоящим откровением поведение некоторых моих однокурсников, которые охотно брали вознаграждение за работу, а листовки выбрасывали в мусорку. Меня это очень поразило. Я не мог так поступить и тратил на листовки много времени. В результате немного, но заработал.

— Сейчас ваше имя есть в списках самых богатых людей города. Ваше состояние соответствует этим оценкам?

— Все эти списки никакого отношения к действительности не имеют. Я богат тем, что живы мои родители, здоровы мои дети, у меня много друзей и есть интересная работа. Лезть в чужой карман всегда считал делом непристойным. Если иметь в виду мою предпринимательскую деятельность, начавшуюся в 2000-х годах, я могу отнести себя к среднему классу. Предприятия, которые мы организовали, существуют, работают, но у них серьезная кредитная нагрузка. И в условиях резкого роста курса валют светлое будущее возврата кредита отброшено на неопределенное время.

— Сколько человек работает на ваших предприятиях?

— Если считать администрацию нашего торгового комплекса в Приморском районе, то это несколько десятков человек. Если учитывать всех арендаторов, то рабочие места созданы для нескольких сотен человек.

— Вопрос, который вам уже наверняка знаком. Как помогала вам по жизни слава вашего отца?

— Не могу сказать, что очень помогала. Ведь это большая ответственность — носить добрую и известную фамилию. И чем старше я становлюсь, тем сильнее её чувствую. В детстве и отрочестве меня всё это немного смущало: излишнее внимание, порой не совсем объективная оценка любых моих поступков. Помогла ли известность папы в реализации проектов? Отчасти помогала, поскольку потенциальные партнёры воспринимали связь с известной династией как некую гарантию. По факту же никакого прямого влияния не было, ведь, как вы понимаете, в мире бизнеса всё решают деньги. Возможно, и фамилии решают, но совершенно другие. Популярная актёрская фамилия — она из другой плоскости. Если посмотреть, какими удивительными способами разрастались в стране, в том числе и в Санкт-Петербурге, некоторые компании, то там ведь фигурируют совсем другие фамилии и другие способы получения преференций. Поэтому всё, что мы сделали, сделано нашим трудом — долгим и длительным, нашими усилиями. Это мы с партнёрами брали на себя ответственность, в том числе за кредитную нагрузку. Тем не менее, выжили и в первый кризис, надеемся, выживем и сейчас.

— Сергей Михайлович, почему вы приняли решение баллотироваться в Госдуму?

— Я принял решение попробовать себя в качестве общественно-политического деятеля еще пять лет назад, когда баллотировался в Законодательное собрание Санкт-Петербурга в Приморском районе в 44-м избирательном округе. Мне интересна эта стезя. Даже занимаясь бизнесом, я интересовался политикой. Наверное, громко звучит, но мне небезразлична судьба моей страны, моего города. Хочется менять всё вокруг себя к лучшему, созидать, чтобы быть уверенным в том, что твои дети и внуки будут жить в этой стране, в мире и согласии.

— Был ли полезным для вас прошлый опыт участия в избирательной кампании?

— Мой прошлый опыт участия в выборах, как вы знаете, был очень поучительным. Победы не сложилось. Но я нисколько не жалею о том, что принимал участие в кампании, которая была очень сложная и очень полезная для меня. Я провел действительно большую работу в округе, буквально ногами полностью прошёл всю территорию. Работал каждый день, встречался с людьми и во дворах, и в приемной. Очень многим удалось помочь и ещё больше хотелось сделать. Внутрипартийная конкуренция не позволила набрать достаточное количество голосов, и в итоге мандат мне не достался. Но именно благодаря моей активной работе на тех выборах меня заметили и в партии, и в Смольном. Кроме того, я приобрёл много хороших товарищеских контактов. Вскоре получил предложение прийти в Смольный на должность советника губернатора. Георгий Сергеевич Полтавченко предложил, и я согласился. Отвечал за работу с общественными организациями и средствами массовой информации. Так получилось, что работу я начал с изучения тех ресурсов, с которыми работает город. Через какое-то время мне поступило предложение возглавить телеканал «Санкт-Петербург». Видите, всё непросто так. Стоило проиграть выборы в 2011-м году, чтобы возглавить телеканал.

— Не жалеете о таком повороте в вашей карьере?

— Нисколько не жалею. Мне кажется, что за те четыре года, что я руковожу телеканалом, очень многое сделано. Конечно, работа велась и до меня, и велась активно. Но нам удалось мобилизовать все ресурсы, добавить новое, получить поддержку губернатора и правительства. Сейчас наш телеканал имеет своё лицо, свой статус, своего зрителя. Он — настоящий, петербуржский, интеллигентный, возрождающий лучшие традиции ленинградского телевидения. Телеканал стал звучать на всю страну, потому что мы смогли вывести его на спутниковую орбиту. Я очень хочу и дальше помогать развитию телевидения в целом и телеканала «Санкт-Петербург» в частности.

— Сергей Михайлович, наверное, вы волнуетесь, так как только что приехали с площадки медиафорума Общероссийского народного фронта, где вам удалось задать вопрос президенту?

— Да, это было волнительно. Действительно я только что вернулся с площадки медиафорума Общероссийского народного фронта, где на этот раз была проделана очень интересная и эффективная работа, и мне удалось задать очень важный вопрос Президенту страны. Владимир Владимирович поддержал нашу инициативу о том, что региональные каналы должны быть зафиксированы на 21-й кнопке вслед за двадцаткой обязательных общероссийских каналов в кабельных сетях. Это хорошая новость не только для Санкт-Петербурга, но и для всей страны. Я много ездил по регионам и общался с коллегами, которые были единодушны в данном вопросе. До сих пор к местным каналам со стороны владельцев кабельных сетей было второсортное отношение: их ставили Бог знает куда, переставляли с места на место. Из-за этого они не досчитывались своей аудитории. Не будем скрывать, что наш зритель — в основном люди пожилого возраста, которые не успевали за всеми этими перемещениями и не могли вовремя перенастраивать телевизоры, поэтому теряли и нас, и свое право на получение актуальной информации. Надеюсь, сейчас ситуация изменится.

— Вы стали сопредседателем федерального совета сторонников партии «Единая Россия». Эта структура сейчас больше мертва, чем жива. Вам так не кажется? И что вы будете предпринимать, чтобы вернуть ей первоначальное предназначение?

— Тот факт, что эта организация не у всех на слуху, вовсе не означает, что она мёртвая. Любое общественное объединение имеет свою аудиторию и свою функцию. Меня и еще двух сопредседателей попросили поучаствовать в ее развитии — это значит, что ставится задача идти вперёд. Не так давно я был в Мурманске на слёте сторонников, сейчас планирую еще несколько выездов в регионы. Мне стало интересно, насколько эта организация эффективно работает на местах. Понятно, что отчитаться можно тысячами сторонников, но хочется посмотреть активистам и этой армии в глаза. В Мурманске, могу сказать вам определённо, это живая организация. Я видел её участников, у них есть актуальная повестка, с которой они работают. Они решают самые разные задачи, выдвигают очень интересные идеи и проекты, в том числе, например, волонтерские и студенческие. Учитывая, что начинается предвыборный процесс, одной из задач института сторонников, на мой взгляд, является аккумулирование идей и насущных проблем, которые волнуют общество. Эти предложения должны войти в предвыборную программу партии «Единая Россия». Настало время честного и откровенного разговора. И нет ничего лучше, чем говорить с людьми на местах. Поэтому институт сторонников —удобный инструмент, способный оперативно отслеживать проблемы жителей на всей территории России.

— Чтобы набрать преимущественное число голосов в предварительном голосовании, недостаточно руководить Советом сторонников партии. Нужно еще иметь чёткое понимание о том, чего вы ждёте от работы в Государственной Думе, в каком комитете хотите трудиться, какую сферу считаете приоритетной. В чём ваша основная идея? Чем вы планируете заниматься в парламенте?

— В первую очередь я должен приложить усилия для того, чтобы 22 мая мне оказали доверие петербуржцы. У меня масса идей, но при любом раскладе всегда буду биться за родной город, за его процветание, развитие во всех смыслах. Поэтому не хотел бы ограничивать себя какой-то одной тематикой. Для меня очень важны и тема культуры, и тема воспитания подрастающего поколения, и тема сохранения нации, и тема развития медиасреды. Последняя уже, как видите, в разработке благодаря площадке Общероссийского народного фронта. Здесь можно напрямую задать вопросы людям, принимающим решения: руководителям органов исполнительной власти, министерств, ведомств и даже главе государства.

— Вам впервые удалось напрямую задать вопрос президенту России?

— Да, это было впервые. Важно, что вопрос серьезный и насущный. Его я пытался решить с тех пор, как возглавил телеканал и, к сожалению, он оставался без внимания. Надеюсь что после того, как Владимир Владимирович в целом одобрил нашу идею, проблема сдвинется с мёртвой точки. Я уже переговорил с министром связи России Николаем Никифоровым, он готов подключиться к работе, чтобы внести соответствующий законопроект в Госдуму. Это один из тех вопросов, которыми я хотел бы заниматься в случае избрания в нижнюю палату парламента.

— Будете привлекать к участию в своей предвыборной кампании своего отца?

— Во время прошлой кампании я часто просил отца участвовать в публичных мероприятиях. Например, в церемониях награждений победителей детских футбольных турниров. Я понимаю, что он вызывает интерес как у детей, так и у их родителей. И я ему очень благодарен за то, что он мне не отказывает. Если по ходу избирательной кампании появятся мероприятия, участие в которых моего папы будет уместным и интересным, буду просить его поучаствовать. Но спекулировать на этом я, конечно, не буду.

— Вы спрашивали отцовского совета, когда решали идти в политику?

— Папа всегда за меня. Он мне говорит: «Живи по совести. Ты сам знаешь, что делаешь». Он действительно далек от политики и даёт мне советы по жизни широкими «мазками». Для него главное, чтобы я был порядочным человеком.

— Предварительное голосование партии «Единая Россия» больше критикуют, чем разобрались в нём по существу. Причем, как оппоненты, так и непосредственные избиратели. Как вы оцениваете процедуру праймериз?

— Я считаю, что замысел очень правильный. Он предполагает поиск новых лиц, новых идей. Конечно не все верят этой процедуре. На мой взгляд, чувство отстраненности и недоверия ко всему происходящему — это большая ошибка. Если вы не участвуете в праймериз и не ходите на выборы, то в дальнейшем будет несправедливо кого-то или что-то ругать. Надо обязательно пытаться менять ситуацию. Если вы не хотите менять её сами, тогда голосуйте за тех, кому доверяете. Я говорю это не в поддержку какой-то конкретной партии. Выражать свое мнение надо сторонникам разных идей. Я с удовольствием стал ходить на выборы, как только получил такую возможность в молодые годы. И у меня не было мыслей о том, что мой голос никому не нужен, что он утонет в море других и ничего не решит, а результаты сфальсифицируют. Убежден, что это мой гражданский долг — пойти и выразить свое мнение. И я прекрасно помню все выборы, на которых я голосовал, и помню всех поддержанных кандидатов. Никогда не жалел о своём выборе.

— Сергей Михайлович, вы — коренной петербуржец. Почему вы приняли решение участвовать в предварительном голосовании по списку, а не по одномандатному округу? Всё-таки, в городе вас неплохо знают.

— Во-первых, это решение я принял после того, как меня выбрали сопредседателем Совета сторонников. Если партия оказала мне такое большое доверие и проявляет ко мне интерес, значит, я считаю, что должен поддержать именно партию. Во вторых, возможность быть избранным абсолютным числом голосов петербуржцев — это, безусловно, огромная честь и ответственность, в случае победы, представлять весь город.

— Каким было ваше детство? Вы — «продукт воспитания» ваших родителей, или в большей степени сделали себя сами?

— Все мы — «продукт воспитания» и родителей, и бабушек, и дедушек, и книг, и школы, и улиц, и друзей, и фильмов. Родители дали мне очень многое. Их пример, их отношение к жизни, к друзьям, к правде, ко лжи, плохому, хорошему, для меня лучший ориентир. Повезло мне и со сверстниками, и с друзьями, несмотря на то, что рос я в непростые годы. К моему огромному сожалению, многие из моих ровесников пошли по очень скользкой дорожке и не все смогли выбраться из тех темных ситуаций, в которые попали.

— Получается, пришлось и самому воспитываться...

— Это скорее воспитание характера и не было вынужденной необходимостью. Моё первое школьное образование — пианист. И это накладывало отпечаток, создавало образ такого, знаете ли, хрустального мальчика, который обязательно должен беречь руки. В подростковом возрасте меня это очень раздражало и тяготило. Хотелось скорее наверстать упущенные, как мне тогда казалось, годы и стать нормальным мужиком. Отсюда и мое увлечение боксом, которым я и сейчас активно занимаюсь.

— Какие книги «сделали» ваши убеждения и жизненные принципы?

— Сложно ответить. На каждом жизненном этапе помогают свои книги. Слава Богу, в школе меня заставляли читать классику. Приобщению к ней помогло и отсутствие такого соблазна, как Интернет. А книги разные нужны. Есть очень толковые хорошие книги и по психологии, и по личностному росту. Их тоже не стоит недооценивать. Они тоже помогают делать выбор и менять себя.

— Как вы поддерживаете физическую форму?

— Почти каждое утро занимаюсь спортом. Кроме того, люблю рыбалку и природу. Летом после работы езжу на дамбу ловить лещей.

— И последний вопрос: ваш рецепт ухи?

— Секрет прост. Главное, чтобы уха варилась на природе, вдалеке от города, в компании друзей, из только что пойманной рыбы, на костре. И еще важно не забыть затушить в котелке головешку из костра.

Фото ® SPb.media

Текст ® FlashNord

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ