В Питере - LAW

В Питере — LAW: первая в Санкт-Петербурге конференция для юристов и адвокатов бизнеса.

Первая в Петербурге конференция для юристов и адвокатов бизнеса, организованная Институтом Адвокатуры, Адвокатскими бюро «Торн» и "Юридическая контора Гессена" прошла вчера в отеле «Введенский». 

Выступления восемнадцати спикеров, каждый из которых практикующий профессионал в своей области, представляли собой срез тех самых реалий, в которых живут и работают в России юристы и адвокаты, защищающие бизнес. 

Для того, чтобы понять, какими эти самые российские правовые реалии видят участники рынка, своим каждодневным трудом формирующие правоприменительную практику с точки зрения защиты человека, можно обратить внимание уже на те самые три секции, на которые была разбита конференция:

— ПРИВЛЕЧЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ: АКТУАЛЬНАЯ ПРАКТИКА;

— ПРИКЛАДНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ БИЗНЕСА И ЧАСТНЫХ ИНТЕРЕСОВ;

— ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ РИСКИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ БИЗНЕСА.

Вопросы, являющиеся в них актуальными — они есть те самые российские реалии в которых мы живем прямо сейчас.

По шесть вступающих в каждой секции, каждое имя из которых — это ИМЯ из всех больших букв. И в своем пересказе я постараюсь тезисамипередать суть выступления каждого из тех, кто делился своим опытом. Если у кого-то из авторов будут уточнения или дополнения — я их буду рад внести.

Максим Семеняко, вице-президент Адвокатской палаты СПб, приветственное слово:

— выступать приглашены лидеры профессионального рынка;

— эта конференция организована в том числе и для того, чтобы ликвидировать отставание Санкт-Петербурга от тех стандартов мероприятий отрасли, которые проводятся в Москве и Калининграде.

 

Первую сессию модерировал адвокат, вице-президент ПАСО Алексей Кокин, который поприветствовав коллег отметил актуальность тем выступления и известность в профессиональной среде как модераторов так и спикеров конференции.

ПРИВЛЕЧЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ: АКТУАЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Сергей Карпов, АБ «Карпов, Тараборин и партнеры», г. Самара с выступлением на тему «Вопросы уголовного преследования собственников кредитных учреждений»:

Рассказал о шести кейсах разных банков, которые находятся в работе у их адвокатского бюро. Шесть банков, шесть отзывов лицензий — пять уголовных дел. Еще один банк получил новых собственников, прошел санацию и против бывшего владельца уголовное дело находится в стадии возбуждения. То есть, откроется на днях. Шесть из шести, если говорить проще.

— к ответственности стараются всегда привлекать именно настоящих бенефициаров, а не тех, кто таковым является на бумаге;

— даже если нет ни одной подписи или бумаги с упоминанием этого человека, фактический владелец определяется путем свидетельских показаний — работники всегда знают, кто фактически принимал решения;

— Всегда возбуждается ч.4 ст. 159 УК РФ (Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере...); пострадавшим юридически всегда является банк, фактически — разные возможны варианты;

— особое внимание привлекают отступные операции и выплаты;

— против менеджмента в 99% случаев возбуждается уголовное дело за препятствование деятельности новой администрации банка, для чего достаточно нехватки листа бумаги в кредитной заявке, например — все, подозрение в уничтожении документов...

— на стороне правоохранительных органов всегда представитель АСВ; это люди, которые в принципе знают все возможные финансовые схемы, так что когда в банк приходят, то уже с распечатанными схемами на листах бумаги и знают практически все;

— в Самаре получил обкатку и широкое распространение институт тайных свидетелей: человек никогда не узнает, кто конкретно дал на него показания; все без исключения работники дают показания на руководство;

Какие возможны рекомендации:

— положить ручку, ничего не подписывать и не уничтожать — не ухудшать положение; 

— если банк или офис напоминает немецкое посольство в Москве 21 июня 1941 года, то это будет отягчающим обстоятельством и скорее приведет к заключению под стражу, чем как-то поможет.

Пример того, как определили двух фактических бенефициаров из десяти «на бумаге»: показания юристки, которая сказала, что два человека принесли по пять ксерокопий паспортов — пять вот этот и пять вот этот. В итоге, оба под стражей, арестовано имущество их, жен, детей, пап и мам, родственников. Из пяти дел в которых арестовывалось имущество удалось отстоять одну квартиру — приемной дочери одного из собственников, которая досталась ей в наследство от умерших ее биологических родителей.

Наталья Шатихина, управляющий партнер коллегии адвокатов CLC, г. С-Пб с выступлением на тему «Проблемы квалификации хищения безналичных денежных средств»: 

— традиционно хищение «безнала» квалифицировалось как мошенничество;

— проблематика хищения криптовалюты свела вопрос к физическому смыслу опционов и деривативов: как так получается, что похищается то, чего нет в вещественном или материальном представлении?

— та же проблема в хищении артефактов из компьютерных игр, которые не существуют фактически, но в реальности игры не только существуют, но и имеют ценность (кейс: угнанный у человека в игре флот стоимостью 133 млн долларов);

— юридически, украсть то, чего не существует физически, возможно;

— возможны разграничения в хищениях по типу авторизации, например;

— кража денег с карты подпадает по составу под ст. 158 (кража);

— есть дела о насильственном хищении криптовалюты, подпадающие под ст. 161 УК РФ (грабеж), есть дело об «отмывании» средств.

— следующий шаг: подобная квалификация будет и в вопросах хищения долей в объектах недвижимости и управлении коммерческими компаниями;

— с «криптой» нет необходимости признания ее платежным средством для обеспечения выполнения обязательств в натуре; она не будет признана валютой, но этого и не требуется;

— кейс с доначислением компании МейлРу порядка 600 миллионов рублей налогов, так как подаваемые ей как «обновление ПО» продажи цифрового товара были признаны ФНС именно продажей товара;

— Если хищение споровождается внесением изменений в ПО, то этот состав преступления Пленумом ВС РФ рекомендовано квалифицировать по совокупности;

— ближайшее будущее: хищение цифровых профилей; вопрос о физическом смысле FaceID в ситуации, когда мы производим оплату телефоном;

— кейс с каналом умершего Сергея Доренко в телеграм: за этот актив билась его жена с редакцией;

— Факт к первому выступлению: только 2% отзыва лицензий у коммерческих банков происходят по причине недостатка средств, 98% — незаконные операции;

— очень много полезных материалов выкладывается ей в общий доступ на странице своей юрфирмы и в аккаунтах социальных сетей.

Павел АстапенкоАдвокатское бюро «Торн», г. С-Пб с выступлением на тему «Сокрытие имущества при взыскании налогов»: 

—  ст. 199.2 УК РФ активно применяется, субъекты — собственники и менеджеры, причем под сокрытием подразумеваются действия, направленные на создание помех...;

— дебиторская задолженность вызывает разное толкование, так как имущественное право как таковым имуществом не является;

— закон об исполнительном производстве на практике позволяет накладывать обязательства и на дебиторскую задолженность; 

— Верховный Суд однозначно по этому вопросу пока не высказывался, сейчас как раз момент формирования практики;

— особняком стоят случаи угрозы срыва гособоронзаказа в связи с взысканием недоимки, нарушения деятельности организаций занятых коммунальным обслуживанием населения и грозящие техногенной катастрофой остановки промышленного производства;

— любые легальные действия бизнеса сейчас в той или иной мере попадают в зону юридического риска;

— катастрофическая нехватка квалификации судейского и следовательского корпуса, в любом случае готовность предъявления нарушения 855 ст ГК РФ (нарушение очередности списания денежных средств); 

— в последние обзоры практики Верховного Суда тема эта не вошла, в каком направлении пойдет развитие событий — никто не знает;

—  есть много нерешенных вопросов, в том числе и теоретических, но имеющих значение; например — момент возникновения умысла;

— Де факто мы имеем ситуацию, когда государство сформировало из себя супер-кредитора с запретом на неисполнение кем либо своих обязательств.

 

Елена Легашоваадвокатское бюро «IUsland», г. С-Пб с выступлением на тему «Уклонение от уплаты таможенных платежей. Риски внешнеторговой деятельности»:

— ст. 194 УК РФ (Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица) активно применяется, а разъяснений по ней нет;

— Кейс: в поставку товара были включены более тысячи комплектов одежды с логотипом, в качестве бонуса от поставщика, о которых получатель ничего не знал — на этот объем получил обвинение в недекларировании;

— Цепочка обычно такая: административное дело (в котором склоняют к признанию вины с целью минимизации штрафа, хотя он в любом случае будет минимальным; в противном случае проблема обоснования размера ложится на сторону контролирующую) — экспертиза, определяющая рыночную стоимость (часто в «своем» учреждении со «своими» методиками, имеющими слабое отношение к реальности — абсолютно упущен вопрос определения рыночной стоимости товара, впервые выводимого на рынок) — вычисление условной таможенной стоимостии платежей.

— в отсутствие разъяснений ВС РФ при квалификации в качестве недекларирования не факт, что при расчете крупного размера вычтут уплаченные платежи, исходя из направленности умысла. Надо формировать практику расчета крупного размера с учетом направленности умысла;

рекомендация: анализировать экспертизы проводимые в рамках административного производства, если они неправильные и стоимость изначально определена не верно - доказывать, что нет оснований для возбуждения уголовного дела, ходатайствовать о повторной экспертизе, обжаловать постановления по ДАП.

— надо вносить изменения в Уголовный кодекс и дополнить 194-ю статью теми же специальными основаниями для освобождения от уголовной ответственности как для 198 и 199 УК;

Евгений ГалактионовПрезидент Палаты адвокатов Калининградской области, Председатель президиума Калининградская областная коллегия адвокатов с выступлением на тему «Стратегии защиты по делам об административной ответственности юридических лиц»:

— если бы на эту конференцию попал предприниматель, то у него волосы бы дыбом встали (имелось ввиду — количество и точка зрения на риски, предполагаю — прим. мое);

— кейс с таможней, политически мотивированный — консервы из икры трески (Латвия) были квалифицированы как «заменитель черной икры» просто потому, что «из них же можно сделать заменитель черной икры»; дошли до Верховного суда с ним; 

— Государство всегда играет в одни ворота;

— Несколько кейсов побед по административным делам, универсальная стратегия успеха в которых — оспаривание регламентов и связанных с ним процедур;

— Юридическое лицо всегда рассматривается как виновное (практика);

— в документах, к примеру, Ростехнадзора нет никакой логики и главная задача адвоката — показать здесь неосведомленность и непонимание предпринимателя в предъявленных к нему требованиях и просьба их разъяснить;

— организация, которая выдает предписание, разъяснять его не имеет права, поэтому необходимо обращение в вышестоящую: на этом и выстраивается тактика двух вопросов к вышестоящим: каким актом регламентировано предписание и каким актом регламентирован срок. В процессе переписки и обжалования выигрывается время.

— кейс «флебология и сердечно-сосудистая хирургия»: Росздравнадзор определил первую частью второй и исходя из этого выдавал предписания; суд не помогает, так как судья не понимает происходящего — помогло обращение в Минздрав и его классификации болезней;

— Часто госорганизации находятся в «контрах» друг с другом, как произошло с Минздравом и Росздравнадзором, что существенно помогает;

— Административное право — интереснейшая область деятельности и «непаханное поле» для адвокатуры, способное дать и практику, и имя, и деньги;

— в каждом деле надо найти «свой геморрой» (как отсылка к кейсу с Минздравом и Росздравнадзором).

 

ПРИКЛАДНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ БИЗНЕСА И ЧАСТНЫХ ИНТЕРЕСОВ

Валерий ЗинченкоКоллегия адвокатов «Pen&Paper», г. С-Пб на тему «Криминальное» банкротство как тренд»:

— адвокату приходится бороться с предвзятым отношением к банкротству;

— если в поисковике вбить «криминальное банкротство СПб», то первые же объявления будут обещать сделать все под ключ, за дни, чуть ли не бесплатно...

— банкротства — это выход в ситуации, когда экономика в турбулентности; часто выход не только для юридических, но и для физических лиц;

— обвинительного отношения к должникам придерживаются не только кредиторы, но и закон и правоприменение;

— волна криминальных банкротств началась 3-4 года назад, но сейчас далеко не все банкротства криминальные;

— для решения экономических проблем уголовно-правовое плечо используется гораздо чаще гражданско- правового; и если во втором случае есть состязательность, то в ситуации с уголовным делом ее в принципе нет;

— статьи 195 — 196 УК РФ (Неправомерные действия... и Преднамеренное банкротство) нелюбимы правоохранительными органами, они тяжелые и сложные в доказывании, потому в ход идут «любимые» другие;

— сквозь призму обвинения в криминальном банкротстве любая группа менеджмента может быть привлечена к ответственности по 210 статье УК РФ (Организация преступного сообщества);

— 90% корпоративных конфликтов происходят по причине того, что стороны не смогли договориться и начали поиск возможности получить единоличный контроль за предприятием через поиск «дружественной кредиторки»;

— на практике, никто не хочет разбираться в том, что банкротство может быть вынужденным шагом собственника;

— наше законодательство практически перпендикулярно тому, что происходит в бизнесе: законодательство США в этой области говорит о передышке в бизнесе, новом витке, возможностях, а российское — уголовные дела и хищение собственности;

— криминальные банкротства далеко не всегда криминальны.

Дмитрий КудрявцевАБ «Торн», г. С-Пб на тему «Уголовная ответственность за ограничение конкуренции»:

— По ст. 178 УК РФ (Ограничение конкуренции) почти нет практики, так как необходимо доказывать состав преступления и наличие сговора;

— в ближайшие годы практика будет появляться, так как есть политическая воля: то, что нарушение законов в сфере конкуренции наносит колоссальный ущерб экономике, особо отметил президент России;

— даже если предприниматели не реализовали картель фактически, с точки зрения ФАС он может быть таковым;

— Вопрос в том, что является ущербом? Практики нет, определений нет, ущерб теоретический, как и кто может провести экспертизу — еще один вопрос, что считать доходом?;

— Применяется Постановление Пленума ВС о незаконном предпринимательстве, но в большинстве случаев все законно;

— Цель картеля — увеличение % от чистой прибыли, но на практике к доходу относят всю сумму контракта;

— У ФАС много подходов и сформированных методик к определению картелей, большие списки косвенных признаков, отработанные механизмы сбора «цифровых следов»;

— ст. 178 УК РФ касается всех, занятых в сделке, включая юристов, оказывающих консультационные услуги; есть еще смежные составы;

— по всей стране не более 30 уголовных дел по данной статье, первым приговором стало «дело Шатило» (Самара), изначально  открытое по 304 ст. УК РФ;

— 178 ст УК РФ относится к особо тяжким;

— В Санкт-Петербурге минимум два дела расследуются сейчас: картель УК на Васильевском острове и — в поставках продуктов питания; 

— Количество дел в ФАС превышает пределы разумного по той причине, что картели могут быть от 250 тыс рублей до 24 млрд («снежный картель» в Санкт-Петербурге, расследуется сейчас);

— Важный нюанс в том, что часто предприниматели даже не понимают, что они что-то нарушают, когда договариваются; наиболее распространенные договоренности — «подстраховать, чтобы не оказаться одной компанией на тендере»;

— Случай из практики: после двухдневного семинара для госслужащих о недопустимости картелей, один из руководителей подводит итог — «ясно, все документы передавать только на флешках или через Телеграм».

Роберт Зиновьев, МРКА, ЮГ «KDZ&partners», г. Москва на тему «Грань между структурой организованной группы и структурой штатного расписания»:

— правоохранительные органы в большинстве случаев стараются рассмотреть штатных сотрудников как ОПГ;

— существует типология соучастия (соисполнение, случайное соучастие, соорганизация и другие);

— необходимо внесение поправок в 210 ст УК РФ;

— не только банковская сфера привлекательна для привлечения по этой статье УК;

— в зависимости от национальности, ментальности и прочего, возможно выстраивание штатной структуры компании по-разному — с учетом возраста, например. Как в случае с группой «Сумма» братьев Магомедовых;

— обвиняемым по этой статье суды с большой долей вероятности всегда продлят содержание под стражей;

— ситуация усугубляется показаниями свидетелей-подчиненных, которые будут всегда негативными для собственников;

— Тренд: наступление на адвокатуру может происходить именно с этой стороны;

— есть прецеденты возбуждения уголовных дел против «ОПГ адвокатов», сумевших отбить организованную рейдерскую атаку.

Александр Мамышевадвокатское бюро «IUsland», г. С-Пб на тему «Фиксация нарушений при следственных действиях и оперативно-розыскных мероприятиях в офисах компаний как метод защиты»:

— в открытом доступе материалов по оспариванию неправомерных решений правоохранительных органов практически нет;

— различать принципиально типы визитов к вам в офис: обыск, осмотр, выемка и т.п.

— четыре способа фиксации нарушений: а) замечания к протоколу (когда в приложении описываете свое видение событий с фиксацией времени), б) обращение внимания понятых на нарушении при действиях, в) максимально быстрое обжалование в органы адвокатского самоуправления и через интернет-приемные МВД etc, г) аудио- и видеозапись.

— Приложение «Безопасный Санкт-Петербург», папка «Видеосвидетель» — при начале записи файл сразу передается на сервера Смольного и получить их оттуда (со всеми временными метками) можно по адвокатскому запросу — идеально для принятия в качестве доказательств в суде;

— В случае недопуска адвоката к месту обыска, фото с места можно сразу отправить в прокуратуру вместе с обращением; запись об этом сотрудник офиса должен внести в протокол;

— часто под видом осмотра проводится обыск; это обязательно надо уметь отличать (по целям и уровню полномочий) и фиксировать в протоколе с указанием критериев; то же можно зафиксировать на аудио-или видео;

— важно отмечать разъяснение 307 ст УК РФ (в ней есть обстоятельство, освобождающее от уголовной ответственности), так как если разъяснения не было — это является неустранимым последствием; есть положительная практика.

— практика создается нами, сейчас, каждым нашим делом!

Денис ЛактионовКА «Первая адвокатская контора», г. С-Пб на тему «Особенности привлечения к уголовной ответственности предпринимателей»:

— тактика правоохранительных органов становится все проще — прихватить так, чтобы была возможность содержать под стражей. В идеале, с признанием вины. Это поддерживают и суды;

— универсальное применение «резиновой 159-й статьи УК РФ»;

— очень часто после ночи в изоляторе на Захарьевской предприниматель готов подписать любые бумаги, лишь бы сюда не возвращаться;

— в качестве сложной позиции, но давшей результат: кейс с заключением досудебного соглашения и подписанием всех бумаг, которые напишет сам следователь, а потом удалось оспорить оплаченную не из бюджета «экспертизу», в суде отказались от показаний, а потом сменился следователь и уголовное дело развалилось.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ РИСКИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ БИЗНЕСА

Модератор Андрей ТындикАБ «Юридическая контора Гессена»

Внешние консультанты: привлечение за привлечение. Константин ГуцуАБ «Гуцу, Жуковский и партнеры», г. Санкт-Петербург.

— тема грустная тем, что у внешнего консультанта есть как уголовно-правовые риски, так и гражданско-правовые (цивилистические); наиболее частое привлечение — по ч. 4 ст. 159 УК РФ;

— «Дело Аэрофлота»: следствие считает, что услуги не оказывались, документы, акты, факты участия ва процессах во внимание не принимаются;

— «Дело Росавиации»: серьезный удар по адвокатскому сообществу; 

— «Дело НПО им. Лавочкина» — как и в предыдущих кейсах, везде предметом привлекающим внимание стала большая сумма контрактов; тезисы суда одни и те же: мнимость, стоимость выше рынка (хоть это и не так) и то, что заказчик — государство;

— «Дело Юридического Комитета СПб»: интересно тем, что наказан был только чиновник, но не оказывавший услуги консультант;

— «Дело Читаэнергосбыт»: пример нечистоплотного поведения консультанта;

— Пример попытки субсидиарной ответственности внешнего консультанта по долгам клиента-банкрота (обеспечительные меры — арест имущества консультанта);

— Что делать: а) подробнейшие отчеты об оказанных услугах; б) хранить всю документацию и копии (с учетом адвокатской тайны); в) не оказывать «обходящих закон» услуг.

В ответах на вопросы отмечалось, что легализация «гонорара успеха» — это потребность и бизнеса, и консультантов. Но в случаях судебных претензий смущают не формы, а сами суммы гонораров.

Важное добавление с места от Роберта Юрьевича Зиновьева: механизмы судебного преследования адвокатов впервые были применены на практике в «деле ЮКОСа».

Риски консультанта при банкротстве клиента. Игорь Гущев, ЮФ «Дювернуа Лигал», г. Санкт-Петербург.

— Узкий вопрос, который рассматривался в выступлении очень подробно: взыскание гонораров адвокатов, выплаченных в процессе процедуры банкротства и широкая трактовка судами этих выплат как создание преимуществ одним кредиторам перед другими;

Профессиональные риски юристов, представляющих интересы бизнеса: обзор последней практики. Татьяна ПроценкоАБ «Проценко и партнеры», г. Москва.

— Статистика привлечения юристов к ответственности количественно не меняется год от года, меняются основания;

— мы не хотим видеть коррупционеров в своих рядах, но хотим защитить коллег;

— вопрос: как отделить правовую составляющую от соучастия? Мы — советники права, а не факта.

— есть компании, у которых юристы только со статусом адвоката (это не поможет); если ваш клиент — одна компания, то вы вызываете подозрение как соучастник;

— если ваш рабочий кабинет в компании или расположение адвокатского кабинета по их адресу — то же;

— государственные деньги стали очень «токсичными»;

— по упомянутым ранее кейсам важно понимать, что размер гонорара определяет заказчик и выносит контракт на тендер; по делу НПО им Лавочкина сумма в 1 млрд (за 10 лет) была определена на торгах, а начальная цена была выше 3 млрд, за которые оказать услуги были готовы другие;

— Проблема не в стоимости, а в фактически оказываемых услугах, важна отчетность — подробная и детальная; если у вас государственный контракт — вы в негласных оперативно-розыскных мероприятиях (передачи денег, встречи, переговоры, платежи, переводы, переписка);

— привлекают не за размер гонорара, а за невыполнение или коррупцию;

— получение любых документов от клиента важно отражать документально;

Уголовное преследование адвокатов на примере недавних процессов во Франции. Дмитрий Литвинский, АП Парижа, г. Париж.

— Статус адвоката во Франции очень высокий;

— Адвокатская монополия на представительство в суде и на любые юридические консультации;

— Адвокатская тайна распространяется и на переписку между адвокатами;

— телефон адвоката можно прослушивать в рамках ОРм только по решению суда высокого уровня;

— есть ограничения по процедуре обыска дома у адвоката и в адвокатском кабинете (обязательно присутствие главы адвокатского образования или его заместителя, все найденные бумаги сначала просматривают только они);

— у адвокатов, осуществляющих доверительное управление активами, есть обязательство докладывать о подозрительных сделках или финансировании терроризма (без критериев сделки);

— ответственность каждого адвоката застрахована на сумму в 3,5 млн евро, а обладание статусом — это предмет гордости!

Стратегии защиты интересов доверителя: Интеллектуальное пособничество vs профессиональная помощь. Александр МелешкоБалтийская коллегия адвокатов имени Анатолия Собчака, г. Санкт-Петербург.

— универсальная стратегия — работа с фактом;

— Уголовный кодекс построен на универсальной теоретической модели в которой есть конкуренция, свобода договора... Только в большой доле случаев распределение государственного заказа происходит совершенно не так;

— можно услышать от юристов, что они дали заключение о благонадежности контрагента, потому, что «так положено», но сами понимают, что с контрагентом проблемы — в этом может быть состав преступления;

— от следователей часто слышишь, что они возбудят 159-ю статью только для того, чтобы вы сами принесли все документы и факты, всю «черную бухгалтерию» на, к примеру — ст. 199 (уклонение от уплаты налогов...);

— статья 210 стала популярной после того как запретили арестовывать и держать под стражей по ст. 108 УК РФ;

— рекомендация клиентам: определите, как вы будете себя вести при задержании и выучите номер адвоката наизусть (следователь даст позвонить, но не с вашего, а со своего телефона);

— если воспользоваться 51 статьей Конституции, то вероятность того, что следствию удастся добиться вашего содержания под стражей существенно возрастает;

— у клиента всегда должна быть какая-то версия, хотя бы на первое время. Некриминальное объяснение происходящего, позволяющее выстроить альтернативную версии следствия картину;

— если вы ведете бизнес в России — в 90% случаев вы находитесь в зоне риска.

— Адвокат — это человек, защищающий людей! 

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ