Взлом и что погубило Никсона

История Президента США, который осмелился пойти против Системы.

В официальных обсуждениях обычно не упоминаются детали о том, кто приказал вломиться в Уотергейт — это не очень ясно, но если прояснить этот момент, то станет видно, насколько эта история была охотой на Никсона. Существует много гипотез касательно отданного приказа, но наиболее правдоподобная говорит о том, что это был просто подходящий идиотский шаг в подходящее время с подходящим прикрытием — которого как раз хватает для того, чтобы дотянуться до Никсона. 

 

Судя по различным источникам, скорее всего, это был Джон Дин. Когда впоследствии он выступал свидетелем на судебных процессах, он выглядел как пойманный наркодилер, сливающий всех и вся ради уменьшения срока. Расс Бейкер и Лен Колодный довольно хорошо описали историю Дина. Идея взлома прорабатывалась Дином — ему взбрело в голову попробовать заполучить информацию о местных девочках по вызову, у которых были связи с его будущей женой. Это был ещё один идиотский поступок, за который зацепилось ЦРУ и использовало его для того, чтобы очернить Никсона.

Во время осуществляемого «экспертами» взлома Маккорд меняет расположение печатей на замках — это в итоге всех и выдаёт — и затем заново запечатывает замки после того, как охрана снимает печать. У всех преступников с собой имеются вещи, которые связывают их друг с другом — кто-то носил их с собой, кто-то разбросал их по отелю: банкноты с идущими по порядку номерами, телефонный номер Белого дома или используемое для взлома оборудование. Всего они вломились в офис два раза. 

Холдеман в Ends of Power пишет, что Демократы знали о взломе ещё до того, как он произошёл — он даже предъявляет доказательства того, что журналист Джек Андерсон (участвовавший в операции «Пересмешник») знал о готовящейся операции, но ничего не писал. Андерсон промолчал и тем позволил взлому свершиться. ЦРУ знало об этом из-за внедрившихся в группу «Сантехников» агентов и либо позволило ограблению произойти, либо даже саботировало его (см. описанное выше и другие, ещё более странные моменты, о которых пойдёт речь дальше).

Если начать разбираться в персоналиях взломщиков, то пойдут уже совсем странные вещи. Маккорд поразил всех, сказав в зале суда, что раньше он работал в ЦРУ. Холдеман цитирует официальные отчёты ЦРУ, в которых говорилось, что после взлома сотрудник ЦРУ Уэйн Пеннингтон пошёл домой к МакКорду и «сжёг все документы, связывающие Маккорда с ЦРУ». Несмотря на письмо от сенатора Мэнсфилда о подслушивающей системе, ЦРУ уничтожило все записи с неё. 

Э. Говард Хант был зачислен в число «Сантехников» несмотря на то, что он состоял на зарплате в компании Маллена, под прикрытием которой тогда работало ЦРУ. Личным секретарём Ханта, когда тот работал Сантехником, был сотрудник ЦРУ. Чак Колсон, который работал с президентом Никсоном, заявлял, что Хант бесплатно работал на того, прежде чем его наняли. «Сантехников» корректнее было бы называть «Отрядом ЦРУ для работы в Белом Доме». 

Представьте себе, что никсоновский Белый Дом — своего рода террористическая организация, и все эти люди пытались уничтожить эту организацию. ЦРУ уже посылало отряды для внедрения в различные группы за рубежом и кажется, что при возникновении опасности они смогли провернуть подобное и с президентом США.

Обратите внимание на хронологию Уотергейтского скандала и момент, когда о нём начинают писать журналисты. Взлом происходит 17 июня в 2.30 ночи. К моменту выхода газеты за двадцатое число второй человек в ФБР намекает журналистам, что к этой истории стоит присмотреться получше. Wapo месяцами писал о Уотергейте, но это не помешало президенту раздавить МакГоверна и не повлияло на его популярность после выборов. Это всё не волновало широкую публику, но это волновало крупные СМИ. 

Для изменения этой ситуации было осуществлено несколько шагов. Сенат начал слушания по Уотергейту, и непосредственно перед ними (и во время) Боб Вудвард передавал информацию Сенатору Сэму Эрвину. Вудвард, начинающий журналист, помогал сенаторам выбирать, из кого выбивать информацию. У Вудварда, конечно, имелась инсайдерская информация, которую он получил от Deep Throat, кем бы тот ни был. Эта хронология — потрясающий пример работы Собора.

По-настоящему ситуацию поменяло следующее: во-первых, письмо от Джеймса Маккорда судье Сирике, в котором первый говорил о лжесвидетельстве, участии во всей истории вышестоящих лиц и том, что ЦРУ не имеет совсем никакого отношения к произошедшему. Во-вторых, откровение Александра Баттерфилда, которое поведало миру о наличии подслушивающей системы. В книгах Холдемана или Эрлихмана — или любых других текстах инсайдеров — можно увидеть, что стоило появиться какой-нибудь угрозе Никсону, как его команда сразу же реагировала на ситуацию, которая сопровождалась ударами из всех узлов системы. 

Если бы письма Маккорда не было, то добралось бы расследование до Джона Дина, который впоследствии пошёл на полное сотрудничество со следствием ради спасения? Нет. Без этих двух событий команда Никсона не без проблем, но смогла бы справиться с проблемами начала второго срока (как с ними справлялся любой президент, находившийся на посту восемь лет). Холдеман пишет, что к весне 1973 года каждая обладающая властью группировка в Вашингтоне не «строит заговоры ради цели свержения президента, но увлечённо соревнуется со всеми остальными группировками ради того, чтобы занять главную роль в этом свержении».

Насколько сильно изменилась бы история? Это трудно рассчитать, но у нас появляется несколько интересных гипотез. Отсутствующий Уотергейт — чистый Никсон. Это не означает, что чистым остался бы Спиро Агню. Агню уходит, возможно, Никсон меняет его на Джона Конналли. Конналли был единственным политиком, которого Никсон считал не менее крутым, чем себя, и поэтому заслуживавшим президентства. Он также считал, что Конналли мог быть его наследником и задумывался о том, чтобы сделать его своим вице-президентом во время выборов семьдесят второго года. 

Эрлихман пишет немного о мыслях Никсона и Конналли, о том как они «мечтали создать новую политическую партию, которая бы привлекла к себе избирателей из центра и правой части политического спектра». Чего они тогда ещё не знали, так это того, что эта самая коалиция приведёт Рейгана к успеху и отдаст Юг GOP. Это был старый союз северного крыла GOP и диксикратов эпохи Эйзенхауэра, который презирало SDS. Никсон хотел его формализовать.

Чистый Никсон, скорее всего, назначил бы в вице-президенты Конналли вместо Форда. Победил бы Конналли в 76 году? Да. Форд был всего в 23 тысячах голосов и двух штатах от победы над Картером, несмотря на весь негатив предыдущей четырёхлетки. Если Конналли становится номинантом, то он выигрывает Техас (его родной штат, дающий 26 голосов) и ослабляет привлекательность Картера на юге. Никаких проблем из-за того, что Форд простил Никсона, и выборы становятся лёгкой прогулкой для Конналли. 

С ростом корпораций в семидесятых мы бы увидели, как GOP, в которую бы вливались пожертвования и лоббистские деньги, легко побеждала бы Демократов в президентских выборах. Общественное мнение уже не любило прессу (из-за Вьетнама), и без рыцарей в сияющих доспехах, вытащивших на свет божий коварные замыслы Никсона, достигли бы СМИ уровня общественного неодобрения из 2014 парой десятков лет раньше? Возможно, и это бы прошлось волной по всему обществу, так как СМИ — наиболее сильный игрок в нашей системе. Но это всё не решает проблемы иммиграции, образования, университетов и социального разложения.

Впрочем, главным преобразованием оказался бы успех никсоновской реорганизации государства, который бы затем продолжил на срок или два Конналли. Уменьшение в размерах американского Левиафана и ограничение его радиуса наносимых им разрушений или уничтожение порождённых Новым курсом агентств были бы значительным улучшением ситуации. 

Картер и Рейган пытались сделать государство более эффективным во время своих сроков. План Никсона был их идеями на стероидах. Сдвиг военной политики к «управлению небом», крылатым ракетам и прерыванию гонки вооружений мог бы начаться раньше. Впрочем, кого я обманываю? Америка могла бы избрать президентом Ганди, и бюджет Пентагона всё равно бы увеличился. Мы начинаем обсуждать совсем далёкие последствия отсутствия Уотергейта, и чем дальше, тем более глупыми будут наши спекуляции.

 

 

Такова моя общая теория Уотергейта. Имеет ли всё это большое значение? Не очень. Это демонстрирует лицемерие Конгресса и СМИ, которые десятилетиями назад упорно занимались выискиванием злоупотреблений властью Никсона, а сейчас так же рьяно замалчивают Бенгази, Fast and Furious, выцеливание Налоговой службой Tea Party и любой другой скандал эпохи Обамы, на фоне которого неудавшееся ограбление выглядит невинной шалостью. 

Обама не был угрозой, он был специально подобранным человеком. Никсон был угрозой. Он вмешивался в работу системы Нового курса и хотел полностью её поменять. Система очень настороженно отнеслась к его действиям и начала подсовывать ему под нос своих агентов, чтобы они шпионили и занимались непротребствами. Они знали этого человека, которого они так ненавидели, очень хорошо, и поэтому они ожидали, что в какой-то момент он начнёт играть не по правилам, и после этого Система использовала эту ошибку по полной. 

Это была главная оплошность Никсона. Он знал, кто на самом деле обладает властью. Он знал, что вся Система — от бюрократов до СМИ — не любила его. Он просто не осознавал, как много власти ей принадлежит. Система показала свою хватку. С тех пор ни один президент, вне зависимости от своей харизмы или народной любви или чего бы то ни было, не бросал ей вызов.

Оригинал статьи на английском

Перевод

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ