Денис Чамара: Невский начнем избавлять от проводов весной

Почему портал «Наш Санкт-Петербург» сразу понял бы, какого Блюхера ему жалуются граждане и что мешает врачам отказаться от штампов в медкарте, рассказали в Смольном

Глава комитета по информатизации и связи Денис Чамара также поделился перспективами главных проектов ведомства: над Невским почистят небо весной, Металлострой вдохновил добавить «большому брату» еще 10 тысяч глаз на окраинах, а на сайте для жалоб горожан попробуют перестать решать проблемы с помощью фотошопа.

- Денис Петрович, информатизация и развитие коммуникаций сейчас стали модной темой, так что ваш комитет засветился сразу с несколькими «хитовыми» проектами. Из последнего – программа «Чистое небо». Когда уже с Невского начнут снимать провода?

– Я в первую очередь хочу заметить, что после того, как мы запустили идею отказа от воздушных коммуникаций,  присоединились и наши коллеги. Я могу ответить за каналы связи. В некотором смысле программа стала радикальнее. Если мы раньше собирались оставить несколько закамуфлированных воздушных переходов, то теперь целиком переходим под землю. Инфраструктура в целом готова, продольный волоконно-оптический кабель вдоль Невского проложен, как и 10 попереченых переходов, куда уберут провода. Стоимость составила порядка 30 миллионов рублей. Собственники линий установлены, лишь по 70 пересечкам никто не признался.  Думаем, что после первого квартала 2018 года начнем переходить к практическим действиям.

- «Воздушки» в центре снимают, зато камер становится больше. У вас есть понимание, когда их будет достаточно? Или они должны условно появиться на каждом столбе?

 - Никаких целевых показателей здесь быть не может, это история динамичная. Сейчас у нас в городе около 20 тысяч камер, интегрированных в систему «Безопасный город». Для сравнения: в Сеуле — 37 тысяч. В Москве — 150 тысяч, но там очень развито подъездное видео: все уже понимают, что отследить противоправные действия легче прямо от того места, где  человек проживает. Это эффективный подход. У нас один из депутатов ходатайствовал об установке 15 камер в самом криминогенном районе Металлостроя, после установки уровень преступности заметно снизился. Кроме того, комитет вышел с инициативой инфраструктурного проекта по запуску в следующем году совместно с Жилищным комитетом программы по замене домофонов. Инвестор готов встраивать новую аппаратуру – с кнопкой вызова полиции и с камерами. В основном это решение ориентировано на спальные районы, рассчитываем таким образом получить еще 10 тысяч точек видеонаблюдения.

- Каким образом оплачивается установка и работа этих камер?

– Используется так называемая сервисная модель. Проще говоря, город оплачивает саму услугу по предоставлению видеоизображений в единый центр обработки и хранения данных. Видео архивируется и хранится в течение в 7 дней и может использоваться при проведении оперативных мероприятий или для других целей. Например, в Петроградском районе с их помощью отслеживают график вывоза мусора с помоек. На все есть свои расценки: передача картинки с обычной камеры в парадной стоит от тысячи рублей в месяц, со сложных поворотных камер — 11-15 тысяч. Обслуживание камер и ремонт после актов вандализма – полностью зона ответственности подрядчика.

- Оператор выбирается на основе конкурентных процедур?

– Для большинства камер – да, но есть более 5  тысяч так называемых критичных, изображение с которых обеспечивает  подведомственное комитету предприятие АТС Смольного. Камеры расположены в местах массового скопления людей, в центральных районах, на Крестовском, у "Юбилейного", на внешнем периметре станций метрополитена. Рынок рынком, но такой пул должен быть подконтролен городу; так поступают и в Европе, например в Мадриде.

- Не придется ли комитету отдать и эти камеры на откуп рынку, если Смольный, согласно решению суда, все же отменит статью 7-1 городского закона, которая разрешает заключать с ГУПами контракты как с единственным поставщиком?

– Нет, здесь контракт заключается на других основаниях. АТС Смольного является оператором Единой мультисервисной телекоммуникационной сети, каналы которой используются для передачи данных, в том числе, с камер, в защищенном сегменте, исполнительным органам власти, а также по этим каналам реализована передача сигналов централизованного оповещения населения в чрезвычайных ситуациях.

- А что еще входит в систему «Безопасный город», и в какую сумму она обходится?

– Сейчас в нее внедрены 12 модулей — от автоматизированной системы обработки вызовов «112» до внутриквартальной безопасности. На подходе модуль экологической безопасности, мы планируем закончить этот процесс в 2018-м. Есть грандиозные планы подтянуть в систему и Ленобласть, хотя бы критически важные объекты вроде ЛАЭС или «Кириши- Нефтеоргсинтеза». Полной интеграции не будет, по той же ЛАЭС есть ограничения по секретности. Но технические решения известны, они давно опробованы, в том числе в газодобывающей отрасли. Требуется решение межведомственной группы двух регионов. Есть и другие идеи. Например, по мониторингу ситуации в канализации — по загрязненности, закрытию люков и несанкционированному доступу. Если брать «Безопасный город» без видеонаблюдения, то на создание платформы прогнозирования и принятия управленческих решений мы потратили около 90 миллионов. Плюс создание аппаратно-программного комплекса на 5-м Предпортовом проезде, это еще около полумиллиарда за три года. Но такая стоимость объясняется тем, что  характеристики здания не соответствовали проекту, в частности перекрытия. Это выяснилось уже при вскрытии, обратного пути тогда уже не было, пришлось заниматься и реконструкцией.

– Еще один проект, о котором много говорят, — комплексная система управления общественным транспортом. Правительство накануне поддержало заявку комитета почти на миллиард на ближайшие два года. Когда запускается такое обновление, главный вопрос: а нельзя было просто «допилить» существующую систему за меньшие деньги?

– Сейчас модуля два: автоматическая система управления городским транспортом и система электронной оплаты проезда. Они созданы давно и сторонними разработчиками, права от них мы до сих пор не получили. Уже на уровне внедрения новых видов проездных билетов мы столкнулись с трудностями по их перепрошивке. А готовится принципиально новая система, и дело не в способах оплаты. Это будет абсолютно открытое информационное пространство, доступ к которому будет иметь и каждый перевозчик, и комитет, и пассажир. Что касается экономического эффекта, то его мы ждем на 4-5-й год с начала внедрения — то есть в 2023-2024 годах.

- Комитет занимается порталом «Наш Санкт-Петербург», который постоянно вылетает в топ новостей благодаря желанию чиновников что-нибудь отремонтировать или отмыть с помощью фотошопа. Как уйти от этих скандалов?

– За действия районных и иных администраций наши модераторы отвечать не могут, но они пытаются отслеживать фотошоп, хотя это не входит в их функциональные задачи. Все упирается в регламент. Вот был случай. Пришла жалоба на незаконную установку блокиратора парковочного места. Решение — убрать. В качестве подтверждения приходит снимок, где на этом же месте запаркована машина. Проверить, что под ней, нельзя, а машину бросили, и она не уезжает. Несколько дней модератор отклоняет отчет о решении проблемы, но есть регламент отработки, и в какой-то момент приходится ставить галочку.

- Так значит, дело в регламенте, и вопросы опять к вам...

– Мы постоянно меняем регламент, я лично подписываю пачки документов по этому поводу. Но от формализации не уйти, иначе система просто не сможет обрабатывать такое количество заявлений. То же самое касается классификатора жалоб. Мы работаем над ним, сейчас в классификаторе жалоб 180 категорий, а в 2014-м было 56. Но четкая система все равно нужна. Нельзя просто прислать фото ямы на дороге и сопроводить ее подписью «прошу исправить». Модератор отклонит эту жалобу, не по прихоти, а потому что оно не соответствует требованиям, с которыми каждый может ознакомиться. Самая частая ошибка — указывают сразу несколько проблем в одном сообщении, и его не занести ни в одну категорию. А надо учитывать, что у нас работают 25 модераторов, и один за день отрабатывает порядка 200 сообщений от пользователей (плюс 250 ответов исполнителей). Отклоняется порядка 20%. За 9 месяцев года поступило 310 тысяч жалоб, 240 тысяч были отправлены в исполнительные органы власти.

- Недавно стало известно, что электронная приемная Госдумы не регистрирует жалобу по проспекту Маршала Блюхера, потому что видит в этом названии нецензурное. Наш-то портал получше разбирается в советских военачальниках?

– Конечно, он работает на основании единого адресного справочника Санкт-Петербурга, поэтому и проспект Маршала Блюхера, и все другие петербургские топонимы совершенно спокойно воспринимаются, и жалобы с такими адресами принимаются без проблем.

- В ходе нулевых чтений вы говорили, что предполагаете перевести 68% медкарт в электронный вид. Это реально?

– На этот вопрос нельзя ответить без участия комитета по здравоохранению. Техническое решение есть, но сейчас все опять-таки упирается в регламенты. Медсестра или врач должны иметь четкий шаблон, куда будут заносить не рассказ пациента о тяжелой жизни, а определенный перечень данных. Сейчас всем, к сожалению, проще работать с бумагой. В это уперлись и с планшетами, которые выдаются бригадам скорой помощи. В теории, еще пока человека везут в больницу, можно успеть принять решения о том, что за помощь ему оказывать, приготовить операционную и варианты воздействия. Но на деле врачам все равно приходится по прибытии идти и ставить штамп.

- Не спрашиваю о вашем участии в выборе Дональда Трампа, но на фоне всех хакерских историй последних месяцев не могу не задать вопрос: ваша информационная система подвергается атакам?

– Конечно, постоянно. Это для  вас событие, а у нас только за прошлую неделю порядка 3 тысяч раз фиксировались вирусные атаки на автоматизированных рабочих местах. Где-то это умышленный акт, где-то — человеческий фактор и ошибка наших сотрудников. Но мы это воспринимаем как проверку, и пока мы ее проходим.

Источник

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ