Космическая музыка

Адекватный футуризм в аппаратуре Bang and Olufsen

Музыку слушать очень легко, достал из кармана телефон, вставил наушники, нашел нужную песню в том же Google Play Music, и вперед. Даже скачивать ничего не надо, все стримится прямо из интернета в приемлемом качестве. То же самое дома на компьютере. 

В 80-е годы все было совсем по другому. У большинства меломанов во главе их музыкальной коллекции стоял он — громоздкий музыкальный центр из нескольких блоков — один для кассет, второй для радио, третий для усилителя и эквалайзера, а сверху проигрыватель пластинок. Или, если достаток не позволял купить такого монстра, комбайн «все в одном», либо вообще магнитола. 

У каждой фирмы был свой подход к техническим аспектам и дизайну аппаратуры, но в основном это были похожие друг на друга, слегка угловатые аппараты со множеством элементов управления (или иллюзией этого множества). 

В 80-е года мода на «органические формы» еще не захватила умы дизайнеров всего что только можно, поэтому линии и углы были прямыми, вставки — хромированными, кнопки и тумблеры — большими и тяжелыми, а вся техника пыталась казаться чем-то космическим, прилетевшим на прилавки магазинов прямиком из будущего. 

Одна компания достигла апогея в этом стиле, при этом отличаясь от всего, что было представлено на рынке в конце 70х- и на протяжении всех 80-х годов. Это была датская Bang & Olufsen, которая до сих пор производит дорогое и качественное hi-fi оборудование.

Основали компанию Петер Банг и Свен Олуфсен в 1925 году. Банг с ранних лет интересовался радиоэлектроникой. Став инженером, в 1924 году он отправился в США, где проработал полгода на одном из приборостроительных заводов. Там он познакомился с последними достижениями радиоэлектроник и набрался опыта. Вернувшись в Данию, он стал работать с одним из своих студенческих друзей, Свеном Олафсеном. 

Первым серийно выпущенным продуктом стал радиоприемник Eliminator, который вместо распространенных тогда батареек использовал для работы сеть переменного тока. Компания первой в мире выпустила приемник с кнопочным управлением и памятью на 16 станций.

Bang and Olufsen пережила войну, кризис идей, смерть своих основателей. Спас компанию, и дал ей вторую жизнь талантливый дизайнер Девид Льюис. Работая в компании с 1965 года он удостоился множества наград в сфере промышленного дизайна, как датских так и международных. 

Многие производители тогда только заигрывали с космической тематикой в своих продуктах, создавая интересные, но зачастую нелепые и неэргономичные девайсы. Льюис решил действовать без компромиссов.  В спроектированной под его началом аппаратуре читался космос и будущее, но не с точки зрения писателя фантаста и режиссера очередного фильма про пришельцев. Это был взгляд инженера и рационалиста.

Успех последовал просто феноменальный — Нью-Йоркский музей современного искусства выставил среди своих экспонатов разработанные Льюисом видеомагнитофоны Beocord VX-5000, акустику Beolab-6000 и Beovox Conor. Всего там находится около десятка единиц техники, разработанных Bang and Olufsen в разное время.

Если захотите собрать себе такой же «космический» музыкальный стенд, это будет непростой и не дешевой задачей. Аппаратуру B&O производили на совесть, но не такими большими партиями, как их конкуренты, нацеленные на более широкий рынок — National, Matsushita, Akai, Grundig, Telefunken. Поэтому, на вторичном рынке найти аппарат в хорошем состоянии будет нелегко, но не потому, что эта электроника не выдерживает тест времени. С ней просто не хотят расставаться, до сих пор используя как основной вариант для прослушивания своей неоцифрованной музыкальной библиотеки. И готовьтесь к тому, что цена будет на порядок выше того, что обычно просят за устройства этого периода. От 35000 рублей за музыкальный центр, от 20000 рублей за кассетную деку и от 50000 за проигрыватель компакт-дисков.

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ