«О, молодые генералы своих судеб!»

На карте Выборгского района есть отметка об исторических событиях Отечественной войны 1812 года в виде названий двух прудов: Шапка Наполеона и Рубаха Наполеона. Эти названия появились, скорее всего, при третьем владельце Парголовской мызы Павле Андреевиче Шувалове.

Павел Шувалов получил домашнее образование. «Был воспитан совершенно на французский манер, как все баричи того времени». Относительно даты его рождения в литературе разные версии: и 21 мая 1774 года, и 1776-го, и 1777-го. По традиции, мальчиком он был записан в Конный полк корнетом. Начал службу в свите императрицы ЕкатериныII вместе с Виктором Павловичем Кочубеем, который в дальнейшем стал его родственником.

 

В 1794 году граф Шувалов сражается в Польше под командованием Суворова. В тот год в апреле в Варшаве вспыхнуло восстание. Весь русский гарнизон был либо вырезан, либо пленён поляками. Усмирение повстанцев и было поручено Суворову. В итоге на берегу Вислы магистрат преподнёс Суворову хлеб-соль и городские ключи – символ капитуляции. После объявленной Суворовым амнистии в течение недели войска повстанцев по всей Польше сложили оружие. За это Суворов был удостоен высшего воинского — чина фельдмаршала, а Павел Шувалов был награждён орденом св. Георгия 4-й степени.

 

В 1799 – 1800 годах Павел Андреевич Шувалов уже в чине полковника с великим князем Константином Павловичем под командованием Александра Васильевича Суворова участвует в Итальянском и Швейцарском походах. Вместе с егерями он пробивается через перевал Сен-Готард, на глазах фельдмаршала получает пулю в колено. Одобрение Суворова в свой адрес за этот бой считает самой большой наградой. Но были и настоявшие награды: орден святой Анны и командорство ордена Св. Иоанна Иерусалимского.

 

Вскоре наш герой получает генерал-майорский чин и назначение шефом Глуховского кирасирского полка. С этим полком он отличился в 1807 году, когда дрался с французами в Пруссии. Особенно тяжёлым было сражение под Прейсиш-Эйлау (ныне Багратионовск Калининградской области - Г.З.). В нем Шувалов был ранен и привезён на излечение в Мемель (Клайпеду – Г.З.). На квартире, где лежал раненый, побывал император и предоставил ему своего придворного медика Виллие. Храбрость и ратное усердие Павла Шувалова были замечены Александром I: он был взят в свиту генерал-адъютантом.

В 1808-1809 годах Россия вела войну со Швецией. Корпус Шувалова получил задачу наступать из района севернее Улеаборга на Торнео и далее на юг вдоль побережья на Умео. В марте 1809 года Шувалов сосредоточил свой корпус в 4000 тысячи человек на реке Кеми. 6 марта, известив шведского генерала Гриппенберга о начале военных действий, двинулся сухим путём на Торнео и занял его. Затем настиг Гриппенберга, разбил его аръегард и принудил около 9000 шведов сдаться. В городе Каликсе Шуваловым была подписана мирная конвенция.

 

13 марта 1809 года в Швеции произошёл государственный переворот, Густав IV Адольф был низложен, а королевская власть перешла в руки его дяди, герцога Зюдерманландского. 19 марта в Або прибыл император Александр, повелевший прервать заключённое на Аландах перемирие. Военные действия возобновились, и с российской стороны велись преимущественно северным отрядом Шувалова. Победоносное завершение войны со Швецией было достигнуто благодаря доблести русских войск. Эта победа была чрезвычайно выгодна для России. За отличия в этой кампании Павел Андреевич был произведён в генерал-лейтенанты, награждён орденом св. Владимира 2-й степени.

Почти не отдохнув от ратных дел, Павел Андреевич Шувалов был направлен в Вену с особым поручением императора для восстановления русско-австрийских дипломатических отношений. Ему предстояло заключить австро-русский секретный союз против Франции. Однако его миссия окончилась неудачей. В дипломатической борьбе между Россией и Францией за Австрию победила Франция.

Вернувшись из Вены в мае 1811 года, Шувалов вступил в командование 4-м пехотным корпусом. Перед началом Отечественной войны корпус вошёл в состав 1-й западной армии под командованием Барклая де Толли, главной задачей которой было прикрытие петербургского направления. Ставка 1-й армии находилась в Вильно. Александр I принял решение отправиться в Вильно, получив известие о вступлении французских войск в Кенигсберг. В последний день мира 11 июня 1812 года был организован бал, и лишь по его окончании было объявлено, что война началась.

Барклай де Толли получил приказ отвести 1-ю армию к Свенцянам. Корпуса Шувалова и Тучкова отступили лишь под давлением превосходящих сил неприятеля. А далее — обстоятельства чрезвычайные: Шувалов заболел, видимо, всерьёз, потому, что командование 4-м корпусом Александр I поручил Александру Ивановичу Остерману-Толстому. Но хотя Павел Андреевич из-за болезни покинул действующую армию, происходящее не перестало его волновать. После сдачи Смоленска Александру I поступило письмо от графа Шувалова: «Нужен другой начальник, один над обеими армиями, и нужно, чтобы ваше величество назначили его, не теряя ни минуты, иначе погибла Россия».

 

 

Отечественная война 1812 года никогда не рассматривалась русскими офицерами в отрыве от Заграничных походов 1812–1814 годов, во время которых Шувалов сопровождал императора на всех полях битв. Участвовал в Лейпцигской битве и награждён за нее орденом св. Александра Невского. Особо отмечен царём за заключение Неймарского перемирия, но не менее важным оказалось и Плесвицкое перемирие, подписанное Шуваловым. В 1814 году в Люзиньи Шувалов отказался подписать перемирие на предлагаемых условиях, союзники вновь открыли военные действия, дошли до Парижа.

После своего отречения через неделю Наполеон подписал в Фонтенбло Парижский договор: по нему Наполеон получил остров Эльбу и сохранил императорский титул. Сопровождать поверженного императора было поручено русскому комиссару — генерал-лейтенанту Шувалову и прусскому комиссару — генералу графу Вальденбург–Трухсесу. Путешествие было нелёгким и порой опасным. Экс-императора соотечественники то бурно приветствовали, то грозились повесить. Пришлось даже затеять маскарад с переодеванием, чтобы спасти жизнь Наполеона. По преданию, в дороге граф защитил бывшего императора от толпы бесчинствующих роялистов.

Во Фрежюсе Наполеона ждал английский фрегат. Адмирал Ушер писал в своих дневниках: «Выйдя из экипажа, император поцеловал графа Шувалова, который, вместе с графом Трухсессом простился с ним и возвратился в Париж, и, взяв меня под руку, двинулся к ожидавшей нас шлюпке». Этот свидетель прощания Шувалова и Наполеона Бонапарта не упомянул о подарке императора, следовательно, он был подарен раньше. Этот подарок — сабля Наполеона — хранится сейчас в Государственном историческом музее в Москве. Сабля была преподнесена Наполеону Бонапарту как первому консулу Французской Республики, а он в свою очередь подарил её Шувалову в благодарность за спасение жизни.

 

 

Закончена война — и прощай, холостяцкая жизнь. Павел Андреевич взял в жены В. П. Шаховскую, правнучку барона Александра Григорьевича Строганова. Жена была на 20 лет моложе мужа, что в те времена было обычным делом. Граф приобрел для семьи дом на Большой Морской, ныне известный как «Дом архитектора». Супруги привели в порядок и парголовское имение. Эти годы — настоящий расцвет усадьбы. Работы велись под руководством известного садового мастера Петра Ивановича Эрлера.

Александр I вспомнил о Шувалове, когда вновь понадобилось выполнить ответственное поручение. 13 февраля 1820 года в Париже возле здания Оперы был заколот герцог де Берри. Как казалось убийце, этой смертью он прервёт род Бурбонов. Александр счёл необходимым выразить сочувствие французскому королю и отправил во Францию Павла Андреевича Шувалова.

По поводу скоропостижной кончины Шувалова в декабре 1823 года в некрологе было сказано: «Отечество потеряло в нём одного из усерднейших сынов; ревность его ко благу оного и привязанность ко всему русскому были неограниченны. Государь лишился одного из подданных, который был ему предан нелицемерно, никогда не старался скрывать мыслей своих пред лицом Монарха, и которого словами и действиями руководила всегда истина».

Похоронен Павел Андреевич Шувалов на Большеохтинском кладбище возле Георгиевской церкви, которой делал пожертвования при жизни. Могила его не сохранилась.

 

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ