Почему мы не можем оторваться от наших экранов

"Утро начинается не с кофе" - гласит современная поговорка. Обычно к ней прилагается картинка с логотипами социальных сетей, браузера и почтового сервиса. Социальный психолог Адам Альтер предупреждает, что многие из нас — молодёжь, подростки, взрослые – имеют зависимость от современных цифровых продуктов.

В своей новой книге «Непреодолимое: рост зависимости от технологий и бизнес по поддержанию нашей зависимости» (Irresistible: The Rise of Addictive Technology and the Business of Keeping Us Hooked) Адам Альтер предупреждает, что многие из нас — молодёжь, подростки, взрослые — имеют зависимость от современных цифровых продуктов. И это не образное выражение, а буквальное.

Доктору Альтеру 36 лет, он является доцентом в Школе бизнеса Стерна в Нью-Йоркском университете, где изучает психологию и маркетинг. На прошлой неделе мы два часа беседовали с ним в офисе The New York Times. Наш разговор был отредактирован и сжат в интересах ясности и краткости.

Почему вы думаете, что люди стали зависимыми от цифровых устройств и социальных сетей?

Раньше зависимость ассоциировалась у нас в основном с химическими веществами: героином, кокаином, никотином. Сегодня у нас есть феномен поведенческих зависимостей, когда, например, как рассказывал мне один технический руководитель отрасли, люди тратят около трёх часов в день на взаимодействие со своим мобильным телефоном. Подростки иногда проводят недели в одиночку в своих комнатах, играя в видеоигры. Snapchat хвастается тем, что его юные пользователи открывают их приложение более 18 раз в день.

Поведенческие пристрастия сегодня широко распространены. Исследование 2011 года показало, что у 41 процента из нас есть по крайней мере одно. Это число, несомненно, выросло с развитием новых, более увлекательных социальных сетей, ростом числа планшетов и смартфонов.

Как вы определяете зависимость?

Определение, которое я использую: это что-то, что вам нравится делать в краткосрочной перспективе, что подрывает ваше благополучие в долгосрочной перспективе — но вы все равно продолжаете этим заниматься.

Мы биологически склонны зацикливаться на такого рода опытах. Если вы поставите кого-то перед игровым автоматом, их мозг будет выглядеть примерно так же, как если бы человек принимал героин. Если вы постоянно играете в видеоигры – это касается тех, кто увлекается одной определённой игрой — в момент загрузки игровой системы ваш мозг будет выглядеть как мозг наркомана.

Мы сконструированы таким образом, что пока опыт нажимает на правильные кнопки, наш мозг производит нейротрансмиттер допамина. Мы получаем поток допамина, который заставляет нас чувствовать себя замечательно в краткосрочной перспективе, хотя в долгосрочной перспективе вы создаёте к нему толерантность, и поэтому желаете его больше.

Понимают ли создатели новых технологий, что они делают?

Люди, которые создают видеоигры, не скажут вам, что преследуют цель создавать наркоманов. Они просто хотят, чтобы вы тратили как можно больше времени на их продукты.

Некоторые из игр на смартфонах требуют, чтобы вы платили деньги во время игры, поэтому их создатели заинтересованы, чтобы вы играли. Дизайнеры встраивают в игру определённую обратную связь, точно так же, как игровые автоматы предлагают случайную победу, чтобы заинтересовать вас.

Неудивительно, что производители игр тестируют различные версии своего продукта, понять какой из них будет сильнее всего удерживать ваше внимание. Такой подход работает.

Для своей книги я беседовал с молодым человеком, который сидел перед своим компьютером, играя в видеоигру в течение 45 дней подряд! Навязчивая игра уничтожила остальную часть его жизни. Он оказался в реабилитационной клинике в штате Вашингтон, reSTART, где врачи специализируются на лечении молодых людей с игровыми зависимостями.

Нужно ли нам законодательство, чтобы защитить себя?

Неплохо подумать об этом, по крайней мере, для онлайн-игр.

В Южной Корее и Китае есть законодательные предложения ввести то, что они называют законами Золушки. Идея состоит в том, чтобы защитить детей от игры в определённые продукты после полуночи.

Игры и интернет-зависимость — действительно серьёзная проблема во всей Восточной Азии. В Китае есть миллионы подобных молодых людей, там существуют лечебные лагеря, куда родители отправляют своих детей для проведения «детоксикации» в течение многих месяцев.

Почему вы утверждаете, что многие из новых электронных гаджетов питают поведенческие зависимости?

Посмотрите, что делают люди. В одном исследовании 60 процентов взрослых заявили, что кладут свои мобильные телефоны рядом с ними, когда ложатся спать. В другом опросе половина респондентов заявила, что проверяют электронные письма в течение ночи.

Кроме того, эти новые гаджеты – как оказалось, прекрасный способ потребления контента новых медиа. Если игры и социальные сети раньше были ограничены нашими домашними компьютерами, то теперь портативные устройства позволяют нам взаимодействовать с ними повсюду.

Сегодня мы постоянно проверяем наши социальные сети, что негативно влияет на нашу работу и повседневную жизнь. Мы стали одержимы тем, сколько «лайков» у наших фотографий в Instagram, и меньше думаем о том куда пойти и с кем поговорить.

Почему это вредно?

Вы разговариваете по телефону три часа в день, и это то время, которое вы не используете для общения лицом к лицу с другими людьми. Смартфоны предоставляют все необходимое, чтобы насладиться конкретным моментом, но они не требуют большой инициативы.

Вам никогда не нужно ничего запоминать, потому что все прямо перед вами. Вам не нужно развивать способность запоминать или придумывать новые идеи.

Интересно, что покойный Стив Джобс рассказывал в интервью 2010 года, что его собственные дети не пользуются Айпадами. На самом деле, существует удивительное количество титанов Силиконовой долины, которые запрещают своим детям пользоваться определёнными устройствами. В районе Залива Сан-Франциско есть частная школа, которая не позволяет пользоваться никакими техническими средствами — ни айфонами, ни айпадами. Есть один интересный факт об этом учебном заведении: 75 процентов родителей учащихся в ней – руководители технокомпаний.

Изучение школы побудило меня написать свою книгу. Что было в этих продуктах, сделавших их в глазах экспертов настолько потенциально опасными?

У вас есть 11-месячный сын. Как вы взаимодействуете со своими технологиями, когда вы с ним?

Я стараюсь не использовать свой телефон рядом с ним. На самом деле это лучшая мотивация, заставляющая меня не использовать телефон столь часто.

Вы зависимы от него?

Думаю, да. Время от времени у меня возникают пристрастия к различным играм на моем телефоне.

Как и многие люди в исследовании, о котором я упоминал ранее, я зависим от использования электронной почты. Я не могу перестать её проверять. Я не могу лечь спать пока не проверю все письма. Телефон будет лежать на кровати рядом со мной как бы я ни старался этого не делать.

Эти технологии предназначена для использования подобным образом. Электронная почта безгранична. Социальные медиа-платформы бесконечны. Твиттер? Лента никогда не заканчивается. Вы могли бы сидеть там 24 часа в сутки, и вы никогда не доберётесь до конца. И поэтому вы возвращаетесь туда всё чаще и чаще.

Если бы вы посоветовали другу отказаться от своих поведенческих пристрастий, что бы вы предложили?

Я считаю, что надо внимательнее следить за тем как технологии влияют на вашу жизнь. Затем постепенно отказываться от них. Мне нравится идея, например, не отвечать на электронную почту после шести вечера.

В общем, я бы предложил находить больше времени бывать в естественной среде, общаться с другими людьми без технологий. У вас в ходе дня должно быть время, напоминающее 50е годы: вы сидите в комнате, и не можете сказать, в какой эре вы находитесь. Вы не должны всё время смотреть в экраны.

Оригинал: NYTimes
Перевод: Theidealist

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ