Военно-морской лётчик, Герой Советского Союза Василий Минаков живёт в Выборгском районе

С 1941 года Василий Минаков занимал должность пилота, а в следующем году стал лётчиком 4-го минно-торпедного авиаполка. Дослужился до генерал-майора авиации. Звание Героя Советского Союза Василию Ивановичу Минакову было присвоено за все подвиги, совершённые до 1944 года. К этому времени он уже сделал 182 боевых вылета, из них 71 — ночью.

Самой большой его победой стало потопление транспорта ТЭ при освобождении Севастополя в 1944 году, на его борту эвакуировались 3500 немецких солдат и офицеров вместе с оружием и техникой. За это Василия Минакова удостоили звания кавалера ордена Александра Невского.

— Василий Иванович, какой у вас был первый боевой вылет?

— Нас подняли ночью и сказали, что из Севастополя вышли наши последние корабли и на этих кораблях дети. А нам нужно их прикрывать. Вот мы и полетели. Старший, Осипов, говорит мне: «Я буду наверху, на 4 тысячах метров. А ты спускайся вниз». Прилетели немцы, и мы начали друг друга бомбить.

— Как проходили бои на Чёрном море?

Война на Чёрном море — это тяжёлое время. Особенно в 1942 году. Началось наступление со стороны Воронежа в конце июля. Немецкие войска рвались и на Кавказ, и к Сталинграду. Я был лётчик-торпедоносец, и мы работали на эти два направления. В то время наши войска посылали бомбить переправу под Сталинградом и выполнять задачи на море – ходить по базам, по портам.


Мы бомбили скопления немецких барж, кораблей и другого транспорта. Летали много: и днём, и ночью. Я был лётчиком первого класса. Меня ночью посылали на поиск врага. Когда обнаруживали конвой, нужно было сражаться. А ночью, если делать торпедный удар, надо на 30 метров снизиться и идти в атаку. А тут вода.

 


Ну, опыт у меня был большой, поэтому справлялись. Когда стабилизировалась обстановка под Сталинградом и на Кавказе, нас посылали на другие задания. Однажды обнаружили самолёт-разведчик. Это значило, что идёт конвой. А конвой — это один-два транспорта, которые прикрывают порядка 7-8 боевых кораблей. И вот посылают два наших самолёта за 700-800 километров, чтобы уничтожить врага. Когда нас атаковали, очень много ребят моих погибло.

В каждый третий вылет, как правило, нас сбивали, ведь не было прикрытия. Легче стало в 1944 году, когда мы начали наступать и освобождать Крым.

— Страшно было воевать?

Мы, как правило, сидели в готовности. Вот, допустим, в Геленджике приходилось всегда быть в 15-минутной готовности. Пока нас не вызвали, кто играл в домино, кто в шахматы. Причём сидели мы в 15 километрах от фронта, всё время немцы обстреливали, а нас закрывала бетонная плита метров 10.


А когда вдруг звонок и ставят нам задачу, то говорят, где обнаружен конвой, сколько в этом составе транспорта, какой курс, их местоположение и прочее. После этого уже сердце бьётся спокойно, каждый садится в самолёт, запускает двигатели. И когда двигатель запустил, обо всех опасностях забываешь и летишь.

 



Конечно, большая тревога появляется, когда идёшь в атаку. Атака производилась торпедами метров с 600. А фашисты примерно с километра начинали в нас стрелять — из пушек, из зениток, истребителей. Тяжёлая обстановка создавалась. Меня несколько раз сбивали. Но я в рубашке, видно, родился.

— Какой война была для вас?

— Война стала большой наукой для всего нашего народа. Поэтому я написал 19 книг. Все они посвящены нашему любимому Ленинграду. Эти книги в основном для молодёжи, чтобы они прочитали и узнали, как всё было в годы Великой Отечественной войны и какое мужество, какой героизм мы проявляли. У меня большой счёт — 206 боевых вылетов. Во время войны наш экипаж уничтожил более 30 кораблей противника.

Сегодня наше молодое поколение с большим вниманием и уважением встречает ветеранов, хочет больше узнать о прошлом, о войне, о наших великих победах. Уверен, что наши потомки, если понадобится, так же доблестно будут защищать Россию.

 

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ