Восстать. Суд идет

Развеять шум и сделать все по совести. Сегодня прессу собрал некий Юрий Михайлович Новолодский – президент Балтийской коллегии адвокатов имени Анатолия Александровича Собчака, Вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, государственный советник юстиции 2 класса. Темой для встречи, которая тут же была переименована в пресс-конференцию, стал конфликт Максима Чешева и Вячеслава Приставко. В результате, которого первый выбросил второго (инвалида) в Крюков канал.

Интересный момент - на встрече, человек, отпущенный под залог и находящийся под следствием отвечает на вопросы журналистов и рассказывает свою версию событий. И этот же человек требовал закрытого заседания суда по его делу. Что же поменялось? Чешев утверждал, что на него давили и поэтому суд закрытый. Но не является ли эта встреча с прессой сама по себе давлением на суд и следствие?

Хотя в приглашении и указано, что Новолодский - представитель господина Чешева, но на самой встрече Юрий Михайлович сказал, что он не является адвокатом Максима. Вот те раз! Начал государственный советник юстиции 2 класса с призыва к совести и неоднозначным высказываниям в сторону следственных органов. Обещал, что с этой встречи начнется серия таких мероприятий по громким уголовным делам. А еще постоянно напоминал собравшимся про редкий случай, когда можно убедится самому, что все не так.

 

Далее все происходившее сложно не назвать фарсом. Внимательно следите за текстом:

Новолодский привел экспертное мнение, точнее ответы на конкретные вопросы какого-то безымянного эксперта по "силовым противоборствам". Эксперта почему-то не пригласили на встречу, но ответы за него зачитали.

Первый вопрос "эксперту" звучал так: "можно ли назвать приближение водителя к пешеходу угрожающим, стремительным, агрессивным?" Ответ естественно - нет, и объяснения про обычную для ходьбы траекторию расслабленной руки и перпендикулярности корпуса к земле.

По словам того же эксперта именно потерпевший потащил Чешева к ограждению Крюкова канала, зажав его руку. Ну и конечно про удар в грудь тоже есть - "в рукопашной схватке водитель мог зацепить по касательной торс мужчины во время блокировки ударов." А значит в грудь не ударил, в Крюков канал потерпевший упал потому, что "водитель мог правой рукой дать импульс для поворота мужчины, склонившегося над ограждением". Обычно вместо "импульса" применяют устоявшееся выражение - "бросок".

Ну, вот например видео с места происшествия. Зацените импульс.




"Задумайтесь над тем, а как же произошло, что вы все сами увидите, что было так, а все свидетели как так сказать артисты хора, которым дирижируют следователи так сказать повторяют одно и то же" - комментарий Юрия Новолодского предшествовал показу видео, которое должно было расставить все точки над Ё.

 


Что же показали? Видео, которое есть уже давно в youtube за исключением того, на котором отчетливо видна сцена с выбросом жертвы в канал (см. выше). А так же запись с регистратора в машине Чешева.

Все ждали, что комментировать дорожную ситуацию будет приглашенный эксперт, однако первым всегда говорил Новолодский, перебивая эксперта. Складывалось ощущение, что он пытается доказать журналистам, как присяжным, невиновность Чешева, призывая "восстать против откровенной неправды". Одно непонятно - зачем все это? К чему сей спектакль?

 

Попытка доказать, что всему виной ДТП и попытка автолюбителя узнать ФИО причинившего авто ущерб на 50 000 рублей? Однако "журналисты не усмотрели в видео признаки ДТП", несмотря на подробный рассказ о том, как именно нужно трактовать увиденное на видео (пишем в кавычках, потому как сложно вообще это все писать серьезно, что это было вообще?) и вынесли свой "вердикт": "Давайте, если мы исключим ДТП, тогда у нас получается человек опрокинут в Крюков канал. С чего бы?" 

 

Нас же интересует другой вопрос: а так вообще можно делать? Закрывать судебное заседание от прессы, но со специально приглашенными людьми обсуждать свободно дело в присутствии сми, приводя мнения noname-экспертов? Ждем с нетерпением анонсированных других громких дел.

 

 

А еще мы взяли комментарий у второй стороны конфликта. Ситуацию комментирует адвокат коллегии адвокатов "Пэн энд Пэйпер" Алексей Добрынин:

На самом деле, потерпевшему, человеку которого гражданин Чешев выбросил словно мусор в Крюков канал, нужно было только одно - искреннее человеческое извинение и раскаяние. А то, что сегодня уголовное дело находится в суде и Чешеву инкриминируется покушение на убийство, это результат нежелания его ни попросить прощения у потерпевшего, ни внятно объясниться, ни раскаяться. Вместо этого мы слышим какую-то невнятную трусливую позицию от обвиняемого:мол, не бил, сам стал жертвой, а то что вы видите на видео это не то, что вы видите. И совсем уж циничное - вообще простите меня за Ваши промокшие ноги. За ваши промокшие ноги после того как швырнул инвалида в осеннюю реку с четырёхметровой набережной и уехал!

Сегодня эта история уже находится в области права. И если ранее мы не настаивали на наказании для Чешева, то теперь мы доказываем в суде его причастность к инкриминируемому ему деянию и понимаем, что для его исправления необходимо наказание. Ведь как гласит постулат уголовного права - мы наказываем, чтобы исправлять.

 

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ